щёлковский край
 

Какими видятся из Украины интересы Российской Федерации?


Некоторые размышления по поводу работы Р.В. Манекина "Украина и Россия. Что делать?"

Проблемы и перспективы развития украинско-российских отношений имеют поистине судьбоносное значение как для Российской Федерации, так и для Украины. Не удивительно, что содержание и направленность двусторонних отношений вызывает пристальный интерес со стороны политиков, ученых, широких кругов общественности в обеих странах. Явную заинтересованность и неявное, но весьма деятельное участие в развитии украинско-российских отношений проявляют и западные страны, поскольку характер и направленность этих отношений во многом определяют и, несомненно, будут определять в дальнейшем геополитическую композицию мира, а, следовательно - и геостратегические интересы ведущих держав и их союзников.

Ответственные политики, ученые и в Российской Федерации, и в Украине последовательно отстаивают идею сближения двух братских стран с перспективой новой российско-украинской интеграции на принципах подлинного равноправия, взаимовыгодного сотрудничества и взаимопомощи. Безусловно позитивным фактором развития российско-украинского диалога является нынешняя интенсификация политических контактов, достижение договоренностей по принципиальным вопросам экономического взаимодействия, связанным с поставкой в Украину российских энергоносителей, участия российского капитала в приватизации стратегически важных для Украины промышленных объектов. Эти и другие проблемы украинско-российских отношений активно обсуждаются на уровне политического руководства, в кругах общественности, в средствах массовой информации.

Однако, в силу многих объективных и субъективных обстоятельств, фундаментальных, системных разработок, касающихся современных проблем и перспектив развития украинско-российских отношений, и в Российской Федерации, и в Украине пока немного. Тем более таких, в которых открыто ставится вопрос о необходимости более активного вовлечения Украины в сферу интересов Российской Федерации. В Украине сторонники такой позиции рискуют быть объявленными врагами украинской государственности, в Российской Федерации - быть не услышанными по причине сосредоточения общественного внимания вокруг иных, более острых и взрывоопасных внутренних проблем. Тем более ценными представляются такие редкие исключения, как, например, исторический труд А. Миллера о украинско-российских отношениях в Х1Х - начале ХХ вв., или политологическое исследование Р. Евзерова "Украина: с Россией вместе или врозь?". В этом ряду и работа Р.В. Манекина "Украина и Россия. Что делать?", опубликованная в журнале "Евразийский вестник" (№7, 2000), по поводу которой хотелось бы высказать некоторые соображения.

Нет сомнения, Р.В. Манекиным предпринят действительно глубокий научный анализ внутреннего положения в Украине, современного состояния украинско-российских отношений, подчеркнута важность оптимизации этих отношений для РФ. Автор правильно полагает, что основной задачей Российской Федерации в области этих отношений является усиление пророссийской ориентации украинского государства и общества.

Однако, на наш взгляд, вопрос, вынесенный автором в заголовок работы - "Что делать?"-, так и остался без ответа. Р.В. Манекин, демонстрируя немалый пессимизм по поводу перспектив развития украинско-российских отношений, ограничивается утверждением, что эта проблема "может быть успешно решена исключительно на официальном государственном уровне - уровне государственной власти РФ". Однако, опыт предыдущего десятилетия показывает, что именно на этом уровне - уровне официальных отношений между Москвой и Киевом - эта проблема последовательно, методично и неуклонно загонялась вглубь: практически все заключенные соглашения либо просто игнорировались, либо подвергались столь существенной корректировке, которая сводила на нет их первоначальное содержание.

Поэтому, на наш взгляд, более перспективным направлением поиска ответа на поставленный в заглавии работы вопрос, является исследование проблем, связанных, по определению автора, с осознанием Россией "своих внутри- и внешнеполитических приоритетов" - стратегических целей внешней и внутренней политики, способной обеспечить удовлетворение российских геополитических интересов. Мы считаем, что именно в этом контексте и должна решаться проблема украинско-российских отношений. Ибо первоочередным шагом Российской Федерации на пути к восстановлению статуса мировой державы должна быть реинтеграция постсоветского пространства, восстановление позиций в ближнем зарубежье. Без решения этой задачи никакие внешнеполитические усилия на дальних подступах к географическим границам Российской Федерации не то что не будут иметь успеха, но и просто теряют всякий смысл. Как известно, силы атлантизма ведут открытую и жесткую геополитическую борьбу против Российской Федерации уже на русской земле, и без их вытеснения невозможно ни утверждение самого российского государства, ни возрождения его статуса мировой державы. Кстати, практически все идеологи атлантизма от Маккиндера до Бжезинского и Фукуямы подчеркивали тесную взаимосвязь задач подчинения восточно-европейских пространств с целью вытеснения Российской Федерации на периферию мировой геополитики. В данном контексте отрыв от российского геополитического пространства Украины, ее колонизацию Западом следует рассматривать важнейшей геостратегической задачей атлантизма, от решения которой во многом зависит его мировое доминирование, а, следовательно, ослабление позиций его главного геополитического конкурента - Российской Федерации.

Для восстановления своего геополитического статуса Россия должна открыто, твердо и на официальном уровне провозгласить в качестве важнейшей стратегической цели своей политики в ближнем зарубежье реинтеграцию постсоветского пространства, создание союза бывших советских республик (вероятно, исключая лишь страны Балтии) по образцу ЕС. Для реализации этой цели должна быть разработана государственная интеграционная программа, в которой обязательно должны быть определены меры и шаги российского правительства, направленные на усиление заинтересованности государств СНГ в сближении с Россией: причем, эти государства надлежит поощрять, а не принуждать (экономическими или внеэкономическими методами) к союзу с РФ. Принятие подобной программы вызовет, безусловно, резкую реакцию на Западе, но лучше один раз выдержать натиск атлантистов, чем постоянно по мелочам оправдываться перед ними, доказывая отсутствие у Российской Федерации "имперских амбиций" (как это делалось до сих пор).

Без открытого провозглашения курса на реинтеграцию вся политика РФ по отношению к ближнему зарубежью погрязнет в болоте циничного прагматизма, мелкого торгашества вокруг "равноправных и взаимовыгодных отношений", междержавных распрей по второстепенным вопросам. Тем более, что Р. Манекин предлагает "оптимизировать российско-украинские отношения (разумеется, - исходя из интересов Российской Федерации)". На наш взгляд, такой подход в корне противоречит самой сущности российской геостратегии, а по большому счету - идет вразрез и с чисто российскими национальными интересами. Если Россия хочет выступить интегратором постсоветского геополитического пространства, то она должна исходить из интересов всего этого пространства, а не только своих узких национальных интересов.

Если Россия сосредоточится на решении "национальных интересов", узких тактических задач, в целом сводящихся к проблемам банального выживания за счет соседей, то путь в будущее для нее закрыт, все ближнее зарубежье просто отвернется от нее, не желая быть спонсором ее нужд и сиюминутных интересов. И только уяснение геостратегической перспективы государственного развития откроет Российской Федерации дорогу к восстановлению ее континентального лидерства. Украина как раз и принадлежит к разряду тех стратегических задач, которые российское руководство не должно выпускать из виду ни на минуту. Не так уж был и не прав Б.Ельцин, призывавший российских чиновников начинать рабочий день с вопроса: "Что я сделал для Украины?"; нужно лишь придать этому призыву несколько иную модальность - "Что я сделал для привлечения Украины на сторону Российской Федерации?".

Естественно, что темпы и характер реинтеграции полностью зависят от успехов Российской Федерации в области внутренней политики (особенно в области экономической). Ельцинское руководство, погрязнув в борьбе за власть и богатство, утратило исторический шанс быстрой реинтеграции постсоветского пространства. А ведь если бы в первой половине 90-х годов Россия добилась решительного прогресса в социально-экономической сфере, то обновленный союз (дееспособное содружество, евразийский блок или что-то другое) давно бы стал исторически свершившимся фактом. К сожалению, этого не произошло. Сейчас перспективы новой интеграции серьезно осложнены опытом 10-летнего "раздельного" существования, освоением новых рынков и новых экономических пространств за пределами СНГ, активной экспансией иностранного капитала и иными факторами, однако по-прежнему во многом зависят от возможностей Российской Федерации стать для бывших советских республик примером и образцом для подражания.

Не понятно, почему автор обходит молчанием такой исключительно важный для перспектив развития украинско-российских отношений исторический прецедент, как Союз Российской Федерации и Белоруссии. Ценность этого союза для геополитических планов Российской Федерации трудно переоценить - ведь это первая попытка евразийской реинтеграции, прообраз будущего объединения постсоветских республик. Причем вопрос Союза с Белоруссией - это, прежде всего, именно политический вопрос, поэтому никакие соображения экономической или иной целесообразности не должны ставить под сомнение его необходимость. (Нужно ли говорить, что в случае победы "демократии" в Белоруссии планы Запада по созданию буферной зоны между Европой и Россией будут полностью реализованы, причем в самом невыгодном для Российской Федерации варианте!). Укрепление и развитие этого Союза может послужить в качестве ориентира для внешнеполитических действий Украины, поскольку перед ней можно будет ставить вопрос о присоединении к Союзу в качестве равноправного члена, а не о поглощении Украины Россией. Р.Манекин советует приложить усилия для смены прозападного политического руководства Украины пророссийским, хотя сам же отмечает, что практически все украинские элитарные группировки не заинтересованы в сближении с Россией. На наш взгляд, оптимизация украинско-российских отношений, независимо от правящего политического режима в Украине, может быть достигнута путем более эффективного использования российской стороной имеющихся в ее распоряжении рычагов и механизмов. В качестве таковых должны быть, в частности, задействованы:

а) рычаги экономического взаимодействия и усиления экономической интеграции. Здесь может быть разумно использован энергетический фактор, возможности российской кредитной политики, усиление проникновения российского капитала в экономику Украины. В 2000 г. в связи с "большой приватизацией" в Украине российский бизнес значительно усилил свое присутствие в украинской экономике. Сращивание украинского и российского капиталов создаст условия и для переориентации деловой, а, значит, и политической элиты Украины на Россию. Однако этот, во многом стихийный, процесс должен быть поставлен под контроль российского руководства: автор правильно отмечает, что пока главную роль в установлении экономических отношений между двумя странами играли российские предприниматели, а не правительство РФ. Такая ситуация должна быть изменена - правительство РФ должно возглавить процессы экономической интеграции;

б) политический потенциал экономического взаимодействия, поддержка наиболее перспективных украинских ФПГ. Нельзя забывать, что наиболее мощные украинские ФПГ так или иначе связаны с поставками энергоресурсов из Российской Федерации, и этот факт должен получить не только экономическую, но и политическую интерпретацию;

в) фактор реальной регионализации Украины может быть использован для наращивания ресурсов сотрудничества с восточными областями Украины, для усиления их экономических связей с Россией, для поддержки в них региональных элит, ориентированных на сближение с Россией. После референдума 2000 г., который был проведен исключительно силами региональных властных элит, регионы почувствовали свою силу, и президент вынужден считаться с ними;

г) максимальная деидеологизация украинско-российских отношений. Идеологическая предубежденность многих сторонников российско-украинской интеграции в Российской Федерации, в том числе и автора рецензируемой работы, мешает им увидеть реальную опору такой интеграции в лице, в частности, Компартии Украины - не только самой мощной (по результатам опросов - не менее 20-25% поддержки населения), но и практически единственной политической партии в Украине, открыто и последовательно выступающей за союз с Россией. Коммунисты, по существу, выступают единственными оппонентами украинским националистам, под непосредственным давлением которых политическим руководством сделан "европейский выбор Украины". Игнорировать этот факт ни в коем случае нельзя. Автор правильно пишет, что мощь олигархических группировок в Украине определяется их отношениями с властью, которая может уничтожить их в мгновение ока (как это было с лазаренковской "Громадой"). КПУ же, несмотря на постоянное давление со стороны власти, стабильно сохраняет свое влияние в украинском обществе.

д) всесторонняя поддержка общественных движений и русских общин в Украине. Трудно согласиться с Р. Манекиным, что такая поддержка не имеет смысла. Да, эти общины сегодня разобщены и мало влиятельны, но объясняется это в первую очередь их финансовой слабостью. И было бы ошибочным следовать модели взаимоотношений с ними - "сначала станьте влиятельными, а потом рассчитывайте на нашу поддержку!". При определенных условиях они могут сыграть достаточно заметную роль (вспомним, что в 1930-е годы поддержка Германией соотечественников за границей дала впечатляющие результаты; ту же политику проводили и проводят Китай, Израиль, Япония, некоторые мусульманские страны). Безразличное же отношение к судьбе русских и тех, кто идентифицирует себя с русской культурой, в бывших советских республиках может отвратить их от Российской Федерации, породить у них чувство обиды и отчужденности от нее;

ж) нереализованные возможности российской информационной политики. В российских СМИ материалы об Украине появляются достаточно редко, что непростительно, учитывая значение украинско-российских отношений для перспектив развития Российской Федерации. К тому же тон этих материалов зачастую нельзя назвать не то что дружественным, но и просто корректным. Перестройка российской информполитики должна быть направлена, во-первых, на формирование позитивного общественного мнения в Российской Федерации об Украине, осознание гражданами важности украинско-российских отношений для будущего Российской Федерации, а, во-вторых, - на демонстрацию украинскому народу добрых намерений Российской Федерации по отношению к нему. Пока же российские СМИ исключительно неразборчиво оперируют такими дефинициями, как "Украина", "Киев", "украинцы", отождествляя в российском общественном сознании руководство Украины с украинским народом, которые в отношении Российской Федерации зачастую имеют прямо противоположные интересы. Российские СМИ не отражают реального размежевания украинской власти, официального Киева и украинского общества во взглядах на перспективы украинско-российских отношений. Кстати, российское правительство могло бы предпринять определенные шаги, призванные продемонстрировать поддержку украинскому народу (вплоть до гуманитарной помощи). Автор верно замечает, что пока такие шаги предпринимает не Россия, а бывшие сателлиты СССР (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), оказывая Украине помощь "по мелочам", но умело используя эту "мелочь" для усиления прозападных настроений населения.

з) изменение отношения российских властей к украинским "гастарбайтерам". Пока же их эмпирический опыт взаимодействия с Россией дает лишь негативные ощущения, которые по возвращению в Украину активно распространяются на уровне массового сознания.

е) активизация российско-украинского взаимодействия в гуманитарной сфере - проведение совместных научных конференций, совместная издательская, концертная и выставочная деятельность, совместные медиа-проекты, спортивные, туристические программы и многое другое. Особо следует обратить внимание на создание в РФ школ с преподаванием на украинском языке. Даже если в них не удастся набрать нормативное количество учащихся, такая мера нейтрализует обвинения в проведении антиукраинской политики в Российской Федерации, постоянно звучащих из стана украинских националистов.

Главная цель всех этих мер - не допустить роста антироссийских настроений, сохранить и, что особенно важно - укрепить симпатию и дружелюбие украинцев к русскому народу. Нельзя забывать, что антироссийская пропаганда в Украине при попустительстве властей настойчиво формирует в общественном сознании мысль о том, что во всех бедах украинцев виноват "старший брат". Это факт, с которым нельзя не считаться.

Мы привели лишь наиболее очевидные, с позиций интересов и Российской Федерации, и Украины, направления российской политики по оптимизации украинско-российских отношений. Этот перечень может быть значительно расширен в ходе совместной разработки перспективной программы российско-украинского сотрудничества.



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана во Фрянове
Охранные усл. во Фряново


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru