щёлковский край
 

Проблема терроризма на рубеже новой эры человечества.



"Терроризм – это в первую очередь ненависть. Ненависть человека к человеку, человека к человечеству".

Данный эпиграф к исследованию взят из недавно увидевшей мир книги журналиста России Михаила Болтунова «Террор на пороге вашего дома». Книга, безусловно полезная и интересная для каждого читателя, к автору исследования попала уже после окончания им исследований проблемы терроризма, но некоторые ее положения были настолько животрепещущи и злободневны, что не уделить им несколько строк в последующем тексте – просто грех! Вместе с благодарственными словами в адрес журналиста Михаила Болтунова за его книгу я приношу ему заранее свои извинения за сознательное и несознательное вмешательство в его авторские права.

Что ж, террор. Терроризм, специфическое явление общественной и политической жизни, имеет свою богатую историю. Без ее знания сложно понять, откуда же возник терроризм и какова была его практика, впрочем, следует заранее отметить, что современный террор лишен идеологии, романтизированной им же самим. Мотивы злодеяний большей части террористических организаций, групп и отдельных персон нашего времени, далеки от «высоких идеалов». В России в наши дни к этой проблеме проявляют внимание общество и наука, пишутся и издаются книги и специальные журналы. Государство, столкнувшись с этой проблемой лицом к лицу, со своей стоны вынуждено разрабатывать стратегию и тактику борьбы с практическим террором.

Небольшой обзор истории терроризма. Терроризм – постоянный спутник всего человечества. Секта сикариев (от слова «сика» - короткий меч или кинжал), действовала еще в I веке нашей эры в Иудее. Она уничтожала ту часть еврейской знати, которая сотрудничала с римлянами. Отцы христианской церкви, в том числе и Фома Аквинский, не отвергали идею уничтожения правителя, который был враждебен, по их же мнению, народу. В средние века действовала мусульманская секта ассошафинов, которая ликвидировала префектов и калифов. Политический террор в эти же времена использовали и некоторые секретные общества Индии и Китая. На землях современного Афганистана, Ирана и некоторых других стран панический страх у суннитской знати мусульман и правителей вызывала весьма могущественная и предельно тайная секта исмаилитов. В ее арсенале были доведенные до идеала способы устранения неугодных особ.

Карл Гейнцген, немецкий радикал, в 1848 году доказывал, что невозможно запретить убийство в политической борьбе. Он был уверен, что существует оправдание и для уничтожения десятков, сотен и тысяч людей. Оно исходит из "высших интересов человечества". Гейнцген был в некоторой степени основоположником теории современного терроризма. По его мнению, силе реакционных войск следует противопоставить оружие, применение которого небольшой группой людей создаст наибольшую панику и хаос. Гейнцген имел ввиду ракеты, ядовитый газ и требовал изобретения все новых и новых способов убийства. Эта доктрина носит название "философии бомбы", появившейся в XIX веке. Впрочем, ее истоки берут свое начало еще у оправдания тираноубийства в греческой истории.

Свой вклад в концепцию «философии бомбы», ее дальнейшее развитие и углубление, сделал Бакунин. В своих трудах он отстаивал идею о признании только лишь одного действия – разрушения. Он предлагал нож, яд и веревку в качестве эффективных средств борьбы. Революционеры должны оставаться глухими к стенаниям обреченных, считал Бакунин, не должны искать компромиссов, что очищение русской земли исполнится огнем и мечем.

Анархисты в 70-го года XIX века выдвинули доктрину «пропаганды действием». Ее суть заключается в том, что только террор может заставить массы выдвинуться против правительства. К этой же идее позже приходит и Кропоткин, который определили анархизм "постоянное возбуждение с помощью слова устного и письменного, ножа, винтовки и динамита".

Особую роль в пропаганде терроризма в Европе и США конца XIX века сыграл Иоганн Мост, проповедовавший "варварские средства борьбы с варварской системой". Со второй половины позапрошлого века терроризм стал постоянным явлением в общественной и политической жизни. Его представителями были русские народники, радикальные националисты в Македонии, Ирландии, Сербии. Во Франции в 90-х действовали анархисты, и аналогичный им движения в Испании, Италии и США. Терроризм до первой мировой войны считался методом работы левых. Впрочем, к этим методам прибегали деятели и без политических убеждений, а также националисты социалистического толка. После окончания военных действий террор стал оружием правых. Это были фашистские движения и национал-сепаратисты в Германии, Венгрии и Франции, румынская «железная гвардия». Самыми известными терактами тех дней стали политические убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта в 1919 г. В 1934 мир потрясла новость об убийствах югославского короля Александра и французского премьер-министра Барту. Все эти движения основаны на разных идеологиях, но фактически все они руководствовались «философией бомбы» и «пропагандой действием».

Мотивов для терроризма в XX веке стало еще больше. Если для эсеров и первомартовцев террор был самопожертвованием во имя общества, то «красные бригады» нашли в нем средство самоутверждения. По сути, «красный терор» и «черный», неонацистского, фашистского толка имеют много общего, и ничего с тем, что учиняли народовольцы.

Современный терроризм руководствуется одной целью – захватить власть. «Благо общества» при этом несущественно. Переход терроризма на уровень государственной власти состоялся в XX веке. Такое государство усмиряло своих же граждан беззаконием внутри страны, сеяло страх, бессилие и слабость. Внешняя политика была продолжением внутренней. Пример тому – нацистская Германия. В последнее время действия Соединенных штатов Америки на территории других стран приняли характер террористических.

На благодатной почве развалившегося СССР Союза Советских Социалистических Республик свои корни в большинстве стран постсоветского пространства пустили бандитские организации. Вооруженные конфликты на территории Азербайджана, Грузии, Молдовы и Армении, в Таджикистане и Киргизии – все это проявления попыток путем насилия добиться своих целей, пусть даже самых благородных. Мир стоит перед угрозой ядерного терроризма, терроризма с применением ядовитых веществ. Эпидемией стало похищение людей в целях получения выкупа. Многие люди стали целью «информационного терроризма».

Лицо терроризма нашего времени.

Терроризм, в каких бы формах он не проявлялся, стал одним из самых опасных по своим масштабам, непредсказуемости и причиненным последствиям явлением в общественно-политической жизни человечества, которое вошло в в XXI столетие. Безопасности целых стран сегодня угрожают террор и экстремизм, они становятся причиной политических, экономических и моральных потерь, давят на массы людей, уносят жизни невинных людей.

Целые региона мира покрылись очагами и зонами действия различных террористических групп и организаций в 60-х годах прошлого века. В это время конфликтогенный потенциал терроризма особо вырос. Сегодня во всем мире известно о существовании около 500 террористических организаций. За период с 1968 по 1980 гг. их руками было совершено около 6700 террористических актов. Большинство из них достигали своей цели - погибло 3668 человек, ранено 7474 человека. В современных условиях наблюдается эскалация террористической деятельности, ее характер становится все более сложным, изощренность и бесчеловечность террористических актов возрастает с каждым днем. Исследования некоторых ученых РФ и зарубежных исследовательских центров говорят о том, что ежегодный оборот финансов в сфере террора - от 5 до 20 млрд. долл.

Терроризм приобрел глобальный, международный характер, хотя еще относительно недавно об этом явлении говорили как о локальном. Универсальным феноменов он стал в 80-90 гг. ХХ столетия.

Глобализация терроризма, его интернационализация - это неоспоримый факт, перед которым сегодня оказалось человечество. Это происходит вместе с расширением международных отношений, совместной работы в различных сферах. Особенно успешно эти процессы происходят на фоне маргинального экстремизма и терроризма как крайней формы проявления первого. Впрочем, если вспомнить банальные фразы, бедные и униженные быстрее поймут друг друга, пролетариям всего мира, кроме своих цепей, терять нечего и так далее.

Большое число террористических группировок подпитывают не меньшее количество различных структур, вплоть до целых государств, которые спонсируют терроризм. Интересен тот факт, что сегодня большая часть финансовых средств поступает к террористическим организациям из арабских нефтедобывающих и западных, развитых стран. Если первые, располагая лишними деньгами, руководствуясь амбициями и желанием направить куда подальше (в Россию там, или Косово) энергию своих экстремистов, то вторые (в основном это многочисленные религиозно-этнические общины и диаспоры, неудовлетворенные своим положением в чужой для них культурной и социальной атмосфере) поддерживают своих «братьев» в других странах мира. Вот таким образом и создается материальная база международного терроризма.

Сегодня беспокойство со стороны мирового сообщества вызвано большим количеством жертв террористов и огромным ущербом, наносимым терактами. К тому же, развитие новейших технологий, деятельность масс-медиа и всемирных компьютерных сетей, коммерциализацией в сфере так называемой массовой культуры, пропаганды жестокости и насилия, все большее количество людей получают возможность находить и использовать информацию о создании новых, все более изощренных технологий, направленных на уничтожение. Сегодня никто не застрахован от терроризма: ни высокоразвитые страны, ни отстающие в своем развитии государства с различными режимами и устройством. Северная Ирландия и США, Россия и Танзания, Кения и Аргентина, Индия и Алжир, Пакистан и Япония, Израиль и Египет, Турция и Югославия, Колумбия и Албания, Иран – перечень стран, которые испытали на себе ужас террористических актов, можно продолжать еще долго.

Новые средства связи, интернациональный образ жизни современного общества, новейшие виды вооружений ослабляют значимость государственных границ и многих средств, ранее защищавших от терроризма. Многообразие террористической деятельности все больше возрастает, все больше приобретает характер национальных, религиозных, этнических конфликтов, сепаратистских и освободительных движений. Центр активности террористических организаций в течении последних лет переместился от стран Латинской Америки к Японии, Турции, ФРГ Федеративной Республики Германии, Италии, Испании. Одновременно в разных точках мира мирное население терроризировали такие организации, как ИРА Ирландская Республиканская Армия в Англии и Северной Ирландии, ЭТА в Испании. Активно ведут свою деятельность израильские и палестинские террористы, экстремистские организации в странах Африки и Азии, а также в США.

На Ближнем Востоке активно действуют исламские военизированные террористические группы, ориентированные на "Хамас" и "Хезболлах", возросла активность террористических движений сикхов в Индии, алжирских и других террористов. К террористическим методам прибегает и колумбийская наркомафия.

Для многих регионов террористическая угроза стала особо опасной, приобретая небывалые масштабы. Пышным цветом на территории бывшего Советского Союза расцвел терроризм, основой которого стали социальные, политические, межнациональные и религиозные противоречия и конфликты, разгул криминала и коррупции.

В современных условиях террористическая деятельность характеризуется четкой организационной структурой, состоящей из руководящего и оперативного звена, различных подразделений (разведка и контрразведка, материально-техническое обеспечение, боевые группы и прикрытие); большим масштабом и размахом, отсутствием четко выраженных государственных границ, взаимодействием с международными террористическими центрами и организациями; тщательной вербовкой, профессиональной конспирацией; наличием агентов в органах власти и правоохранительных органах; техническим оснащением, которое конкурирует, а то и превосходит, оснащение государственных армий; наличием целой сети учебных полигонов, укрытий.

Имея в своих руках современные средства ведения информационной войны, международные террористы умело навязывают свои идеи и оценки различных ситуаций народам, привлекает в свои ряды молодых людей, не говоря уже о профессионалах-наемниках.

Руководители террористических группировок сотрудничают в вопросах вооружения, прикрытия друг друга, координации при проведении особо масштабных операций, как это происходит в Афганистане и Ливане. Маневрирование своими силами и средствами, существование нелегальных каналов обмена большого количества оружия и боевиков – террористическое сообщество и здесь преуспело. Доказательства тому факты появления в Чечне, Дагестане, российском Поволжье эмиссаров международных террористических организаций, инструкторов, проповедников и боевиков из Пакистана, Афганистана, Саудовской Аравии и других стран.

Терроризм нашего времени – это уже не столько диверсанты-одиночки, убийцы-камикадзе и угонщики самолетов. Современный терроризм представляет собой мощные структуры, с должным оснащением и вооружением. Примеры Косово, Чечни, Афганистана и Таджикистана, показывают, что современный терроризм с помощью спонсоров и доноров может вести диверсионно-террористическую войны, принимать участие в крупных вооруженных конфликтах.

К тому же, терроризм стал весьма прибыльным бизнесом в глобальном масштабе. В этой сфере появился развитый "рынок труда", на который попадают профессиональные наемники и завербованные фанатики, в терроризм выгодно вкладывать капитал (поставки оружия, наркоторговля и прочее).

Только в ходе военных конфликтов на территории бывшей СФРЮ Социалистическая Федеративная Республика Югославия хорватским, мусульманским и албанским силам ежегодно поставлялось вооружение и военная техника общей стоимостью более 2 миллиардов долларов.

Сегодня уже известно, что именно через очаги активной деятельности террористических организаций проложены каналы, через которые на мировые рынки проходят огромные, объемы наркотиков стоимостью в миллиарды долларов. Десятая часть, а то и больше, мирового экспорта оружия и военной техники приходится на террористические организации.

Почему именно мир ислама сегодня в основном генерирует идеи террора как действенного инструмента политической борьбы и является мощной базой терроризма – четкого ответа на этот вопрос сегодня нет. Эту важную тему еще предстоит глубоко изучить, а затем использовать полученные знания как в поиске основ взаимопонимания с исламским миров, так и борьбы с терроризмом. В этом заинтересовано и большинство мусульманских стран, которые также несут большие потери, как моральные, политические, так и материальные, от этой болезни человечества.

И все же многие причины и мотивы этого явления очевидны. Рост в мире социально-экономических и межцивилизационных противоречий, противостояние между развитыми и отстающими странами, все это усугубляет ситуацию. Ни достижения науки и техники, ни процессы глобализации экономики, ни глобальный характер средств массовой информации не в состоянии смягчить, и тем более, полностью свести на нет все эти противостояния и противоречия. Навязывание своих взглядов странами «золотого миллиарда» остальной части человечества не сможет заставить всех последовать своему примеру. Более того, эффект зачастую имеет обратный характер. Пропасть между богатыми и бедными странами, размежевание между слоями населения, народами все больше растут. Мир становиться все больше маргинальным, результатом чего является усиление того же маргинального экстремизма, международного терроризма, борьбы с "неверными". Все эти процессы имеют место и на территории тех же стран «золотого миллиарда», непосредственно" в логове" западной демократии, на территории тех, кто пытается учить других, как надо жить! Порой самые опасные террористические организации, в том числе и мусульманские, которые руководствуются глобальными замыслами, проповедуют радикальную идеологию, обладают самым большим арсеналом вооружения и технических средств, находятся именно на территории таких стран, как США, Великобритания, Германия, Франция. Корреспондентов российского телевидения на так давно избивали мусульманские экстремисты не где то в Ливане или Афганистане, даже не в Иране, а именно в Лондоне!

Но не нужно далеко ходить за примерами, чтобы понаблюдать и даже изучить эти террористические явления. Достаточно осмотреться вокруг у нас, в России, в Москве, во многих других городах и населенных пунктах многострадальной богатой и бедной России, чтобы можно было воочию убедиться что зерно терроризма посеяно и у нас. Эта основа заложена тем, что наши доморощенные «золотые миллиардеры» достигли исключительно выдающихся результатов в маргинализации российского общества, в разделении на богатых и бедных. Тем самым было подготовлено исключительно благоприятная и плодородную почва для культивации экстремизма и появления его крайней формы - терроризма. До сих пор простые бедные и обездоленные люди чаще находят выход из того положения, в котором они оказались, методом добровольного ухода из жизни или в постепенном опускании на самое грязное дно общества, нежели в борьбе за свое право на достойную жизнь, за свои права. Система стала настолько сильна и могущественна, что рядовой индивид не в состоянии повлиять на политические и экономические процессы в стране. Но дальнейшее обострение общей ситуации в России, да и других государствах может людей заставить подумать о переходе к другим способам и средствам борьбы за выживание, которые смогут повлиять на ход истории.

Можно увидеть, что сегодня силы, не способные по каким-то причинам на конкуренцию, в том числе и особенно в военно-силовой сфере, с развитыми странами и их союзниками и партнерами, стремятся компенсировать свои слабости доступными им средствами. Зачастую выбирается метод террора, причем террора международного с шантажом политической элиты. «Террористы всех стран, объединяйтесь!» - не станет ли этот аналог известного лозунга так же популярным? Это вполне может осуществится, так как именно к этому пути двигают и подталкивают ситуацию ведущие мировые державы, проводя жесткую силовую политику в отношении тех стран и народов, которые существенно слабее их в экономике, финансах, в военной сфере, но не желающие поддаваться диктату со стороны. Безнаказанные и многолетние силовые операции, действия экономико-политического плана США и их союзников против Ирака, целая эпоха в ирано-американском противостоянии, агрессия НАТО на Балканах. Угрозы силового воздействия на страны Ближний Восток с его незатухающими очагами напряженности, создание «оси зла» - это далеко не все и не последние примеры такого диктата. Такая агрессивная внешняя политика, якобы направленная против международного и национального терроризма, по существу сама может быть квалифицирована как международный терроризм!

Нельзя не согласиться с точкой зрения ряда известных российских ученых Казеннова Сергея Юрьевич, Кумачева Владимира Николаевича, которые имеют мнение, что всплеску терроризма в мире, особенно в его нестабильных регионах, способствует миропорядок переходного периода, который предоставляет дополнительные возможности самореализации различных сил международного терроризма. Разрушение старых устоявшихся глобальных и региональных структур международной безопасности, присущих прежней схеме биполярного мира, во многих случаях сопровождается расшатыванием и развалом государственных образований, смене политических элит. Весь мир вошел во временной этап крайней нестабильности, неопределенности и убавленной безопасности. Основные механизмы государственного, регионального и международного контроля за происходящими в мире процессами все чаще дают сбои. Их место пытаются занять силы, которые хотели бы использовать фактор нестабильности и частичной утраты контроля для ускоренного решения своих собственных задач. Как правило эти силы действуют в деструктивном русле. Подобных геополитических пустот и зазоров, особенно в силовой плоскости, в мире появляется все больше.

На сегодня в различных регионах мира политическими и националистическими радикалами различной ориентации, взявшими на свое вооружение в качестве главного средства достижения своих целей методы террора, организована и совершенствуется разветвленная сеть подполья, складов оружия и взрывчатых веществ, обеспечивающих структур, финансовых учреждений. В качестве прикрытия для террористических организаций выступает система фирм, компаний, банков и фондов. Руководство террористических организаций улучшает работу по проникновению в управленческие структуры общественных организаций, государственные структуры в целях вербовки агентуры, контроля сфер политической, экономической и социальной жизни общества и оказания целенаправленного деструктивного воздействия на их деятельность.

Отличительными особенностями нынешнего этапа терроризма являются создание международных и региональных руководящих органов для решения вопросов планирования глобальной террористической деятельности. Подготовка и проведение конкретных операций сосредотачивается в едином центре, организации координирующие отдельные группы и исполнителей, привлекаемых к той или иной акции. При помощи подконтрольных средств массовой информации формируются антиправительственные настроения в обществе. В целях успешной борьбы за влияние и власть или проникновение в общественные и государственные политические, экономические и силовые структуры создаются разветвленные сети центров и баз по подготовке боевиков. Средства направляются на террористические операций в различных регионах мира, создаются сети подполья, тайников и складов оружия и боеприпасов в различных странах и регионах. Создание разветвлённой сети фирм, компаний, банков, фондов, которые используются в качестве прикрытия террористов, финансирования и всестороннего обеспечения их операций не представляется возможным. Концентрация объемных и существенных финансовых средств в руках террористов в связи со срастанием терроризма с наркобизнесом и торговлей оружием, использование права на политическое убежище, проживание, деятельность и базирование, предоставляемое рядом государств, использование конфликтных и кризисных ситуаций приводит к расширению влияния.

Террористические акты, совершаемые в течение последних десятилетий, растут количественно и становятся все более масштабными и драматическими. Если в начале 70-х годов объектом террористов зачастую становилась главным образом собственность, то в 80-х годах согласно правительственной статистике Соединённых Штатов Америки, половина всех террористических актов была направлена уже против людей. Постоянно расширяется диапазон целей террористов, который варьируется в зависимости от ряда обстоятельств, в том числе от жесткости и эффективности реакции и предпринимаемых мер безопасности.

Так, в 70-е годы нашего века широкое распространение получил захват посольств, затем эта форма терроризма почти исчезла, поскольку повсюду были приняты повышенные меры безопасности (впрочем, можно вспомнить удерживание террористами более месяца японского посольства в Перу). Одной из распространенных форм палестинского терроризма первоначально был захват заложников. Позже в силу ужесточения позиции органов безопасности Израиля и других стран мира, прекращения уступок требованиям террористов произошел количественный спад этой формы террористических актов. Зато возросло число особенно варварских их форм, в частности, безадресных взрывов большой мощности: взрывы административных, торговых и жилых зданий, подрывы начиненных взрывчаткой автомобилей в местах большого скопления людей, уничтожение пассажирских самолетов. Террористические акты, совершаются фанатиками-камикадзе в целях устрашения людей или устранения конкретных лиц.

Террористические группировки активно применяют в своих интересах современные достижения науки и техники, получили широкий доступ к информации и современным военным технологиям. Терроризм приобретает новые формы и возможности в связи с усиливающейся интеграцией международного сообщества, развитием информационных, экономических и финансовых связей, расширением миграционных потоков и ослаблением контроля за пересечением границ. В 1996 году в США был арестован университетский профессор математики Т. Казинский, который в течении 18 лет держал в страхе всю Америку, рассылая по почте взрывчатые устройства, от которых пострадали десятки людей. Объектами его «внимания» были университеты и авиакомпании, ученые-компьютерщики и владельцы магазинов этого профиля. Целью террориста-ученого было изменить направленность человеческого прогресса, доказать гибельность НТР научно технической революции, урбанизации. Под угрозой новых террористических актов он вынудил ведущие американские газеты опубликовать свой манифест, в котором излагались его взгляды на развитие мира.

В последние десятилетия терроризм интернационализировался, появились международные и транснациональные группировки, возникла связь и взаимодействие между некоторыми террористическими организациями. Например тесны связи между алжирскими и европейскими, чеченскими и арабскими, арабскими и афгано-пакистанскими. Наиболее опасным это явление становится тогда, когда оно инициируется, создается и поддерживается государственными режимами, особенно националистического, диктаторского, сепаратистского и подобных им типов. В Чечне объявившей в одно время о своей независимости, терроризм стал государственным явлением, превратился в источник дохода государственного масштаба, высшие государственные лица одновременно являлись организаторами терроризма и на территории республики и далеко за её пределами.

Важной особенностью современного терроризма, которая должна оставаться в поле зрения экспертов и аналитиков по данной проблематике, является то, что он стал серьезным фактором инициирования и формирования очагов военной опасности и милитаризации ситуации в ряде регионов мира. Нападение террористов может вызвать ложное срабатывания защитных механизмов того или иного государства.

Прежде существовала более определенная линия между войной и терроризмом. Сейчас усилиями и стараниями идеологов и практиков террора она становится как бы все более условной, подвижной. Происходит своего рода смешение и подмена причин и целей кампаний террора и войны. Это подтверждается многолетними событиями в Индии, Шри Ланке, Турции, на территории бывшего СССР - в Приднестровье и Грузии, Чечне и Таджикистане, в зоне армяно-азербайджанского конфликта. Терроризм становится перманентной войной с большим количеством погибшего мирного населения.

Нынешний терроризм может служить не только дополнением и органическим элементом, но и детонатором различных военных конфликтов, в частности, межэтнических, препятствовать начинающемуся мирному процессу. Этим обстоятельством в ряде случаев пытаются воспользоваться в своих геополитических и стратегических интересах США и другие западные страны. Сами страдая от террора, они, тем не менее, готовы сотрудничать с террористическими группировками в тех случаях, когда деятельность последних не направлена в данный момент против тех же США или их союзников. Примеров такой «избирательности» - великое множество.

Современный передел мира повышает роль международного терроризма как инструмента политики даже у, казалось бы, вполне нормальных демократических государств. Имеется достаточно много примеров, когда силы международного террора используются, что называется, «на заказ», в качестве тарана для разрушения существующих общественно-политических и государственных структур, нарушения сложившихся военно-политических балансов сил, перекраивания зон интересов, влияния и взаимодействия. В последующем такие государства стремятся сами заполнить образовавшиеся геополитические пустоты, интегрироваться в те или иные региональные структуры в качестве балансира, миротворца, регулирующей силы в управляемом конфликте, созданного собственными руками. В результате часто возникает симбиоз совершенно разнородных сил, например исламских экстремистов и западных демократий. Примеры - Косово или непрекращающиеся попытки некоторых стран Запада впрячь в свою геополитическкую повозку афганских талибов, которые, каждая преследуя свои цели, участвуют в своего рода разделении функций и взятых на себя полномочий в достаточно скоординированном процессе. Другое дело, что в силу различия стратегических целей, их несовпадения и даже стремления переиграть друг друга, использовать «втемную» в дальнейшем между партнерами могут иметь место серьезные разногласия и конфликты. Сегодня очень многие не хотят понимать, что заигрывание с международным терроризмом, попытки использовать его в собственных интересах чреваты серьезными просчетами и проблемами в перспективе. Но мировой гегемон не берёт в расчёт такие мелочи, как человеческая жизнь. Если на карту поставлен высший интерес- все методы дозволены.

Межэтнические вооруженные конфликты или конфликты между официальными властями и террористическими по своей сути вооруженными группировками и организациями - это эффективный способ дестабилизации обстановки в ряде регионов бывшего Союза Советских Социалистических Республик. Имеется немало примеров того, как недоброжелатели России использовали эти возможности в качестве повода для воздействия на внутрироссийские события и политические процессы на всем постсоветском пространстве. С этой точки зрения терроризм следует рассматривать как один из инструментов неоглобалистской политики Запада, установления им так называемого нового мирового порядка.

Не потому ли и в континентальной Европе, и за Тихим океаном так обеспокоены успешным развитием антитеррористической операции в Чечне. Приходят мысли, что Западу выгодно сохранить нынешний по всем характеристикам террористический чеченский режим как фактор дестабилизации в Кавказском регионе? Массированное давление на Россию по чеченскому вопросу в преддверии Стамбульского саммита ОБСЕ и в ходе самой этой встречи 18-19 ноября 1999 года можно расценить как попытку оказывания давления. Также продолжаются с различной интенсивностью попытки ПАСЕ давить на Россию в так называемом чеченском вопросе. Всё это указывает на то, что геополитические и геоэкономические соображения и интересы Америки и их западноевропейских союзников однозначно и жестко превалируют над другими гуманитарными подходами. И пусть никого не вводит в заблуждение выступление в Стамбуле Билла Клинтона, поддержавшего позицию президента России. Это - тщательно срежиссированная часть спектакля ОБСЕ, не более. Мы же знаем об истинном характере и масштабах американского и в целом западного участия в том, что на протяжении многих лет происходило на территории Чеченской Республики. Западные СМИ создают свою картину происходящего, выдавая террористов, похищающих людей и убивающих мирных жителей в качестве борцов за независимость. Обращает на себя внимание откровенное заявление Збигнева Бжезинского, призвавшего не допустить победы России в Чечне именно в силу геополитических соображений, поскольку тогда Москва имеет шансы вновь превратиться в мощного соперника Запада.

Наличие и действия диверсионно-террористических организаций в других зонах военно-политической напряженности в мире стало неотъемлемым атрибутом ситуации. Например, в Грузии деятельность террористических организаций типа «Лесные братья» и «Белый орел» нацелены на недопущение и срыв любых инициатив по политическому урегулированию грузино-абхазского конфликта. Против продолжения мирного решения палестинской проблемы и переговоров между палестинцами и Израилем выступают такие организации исламских экстремистов как “Хесболлах” и “Хамас”. Похожие процессы наблюдаются в Таджикистане и в ряде других стран.

Еще одной особенностью современного терроризма является все чаще встречающаяся политизация целей террористической деятельности. Между тем в законодательстве ряда развитых стран и в международных документах- например, в Европейской конвенции по борьбе с терроризмом от 27.01.77 г.- терроризм квалифицируется как уголовное преступление, независимо от его причин, целей, мотивов. Нельзя не отметить, что прежде различие между политическим терроризмом и уголовной преступностью было достаточно четким. Политические террористы никоим образом не причисляли себя к уголовникам, они оправдывали свои действия гуманистическими идеями, воздействием на общество и донесение своих идей. Это главное различие в целях и мотивах действий политических террористов, выступающих против социально-политических систем в целом, отдельных сторон или личностей, и криминальных элементов, которые относились к режиму порой не только терпимо, но и поддерживая его всячески как благоприятную среду для уголовных деяний.

Сегодня политический терроризм все больше сливается с уголовной преступностью. Их цели и методы можно порой различить лишь по мишеням и мотивам, а методы и формы в общем то идентичны. Они взаимодействуют и оказывают поддержку друг другу. Нередко преступления уголовного характера маскируются политическими целями, а их участники, выдавая себя за террористов, требуют отношения к себе после ареста как к политическим заключенным. В Латинской Америке ряд перуанских и колумбийских террористических организаций переплетается с наркомафией. Нередко террористические организации политического толка для получения финансовых и материальных ресурсов используют чисто уголовные методы, прибегая к контрабанде, незаконной торговле оружием, наркотиками. В Сомали терроризм тесно переплетается с морским пиратством. Захваты судов с удержанием команды является чистой воды терроризмом. Террористические группы на Корсике действуют в тесном контакте с сицилийской мафией. Нередко трудно понять, какой характер - политический или уголовный - носит ряд криминальных акций, таких, как убийство ряда крупных деятелей бизнеса, СМИ, захват заложников, угон самолетов.

Реальные черты приобрела угроза, когда терроризм может стать, предлогом или поводом, а в отдельных случаях орудием возникновения неототалитарных диктатур. Массовизация террористической деятельности, в том числе и посредством сети Интернет, новые масштабы и формы, общемировые хаос и напряженность, беспорядки, страх и неуверенность, стимулируемые ею, способны породить у населения требования к руководству страны о наведении порядка- «твердой рукой». Разгул терроризма порой выгоден, и вследствие этого ими же инициируется, в качестве предлога для массового террора в отношении населения тем, кто мечтает о введении авторитарных и тоталитарных форм, методов властного правления. В терроризм как общественно опасное социальное явление, приобретающее все большие масштабы, оказывается вовлечено прямо или косвенно все большее количество людей. Размах замышляемых и реализуемых операций требует привлечения значительных финансовых и материальных ресурсов, развитой инфраструктуры, привлечения различных специалистов, представителей разнообразных профессий, специальной подготовки. Для хорошо продуманной террористической акции необходимо наличие учебных баз, спецшкол и полигонов, разнообразных технических средств, оружия, агентуры, многочисленного вспомогательного и обслуживающего персонала. Например, террористический акт 11 сентября в США потребовал обучения смертников навыкам полёта, им были необходимы знания по управлению пассажирскими лайнерами.

Терроризм ищет новые и все более жестокие и масштабные способы устрашения общества. Террористы переступили принципиальный рубеж – прибегли как в случае в японском метро к использованию средств массового уничтожения. По оценкам зарубежных экспертов, террористы и прежде не раз уже делали попытки «нащупать» пути к оружию массового уничтожения, пытались овладеть им или их изготовить, проникнуть в ядерные учреждения или на объекты, применить сильнодействующие токсические средства, совершить диверсии против действующих и строящихся атомных установок и АЭС. Общественное мнение ряда стран постоянно будоражат слухи о хищениях и нелегальных коммерческих сделках с расщепляющимися материалами, их тайной переправке за рубеж.

Известно о попытке отравления водопроводной системы в Чикаго в 1972 году, об угрозе применения террористами горчичного газа и бациллы сибирской язвы в ФРГ Федеративной Республике Германии, попытке распыления радиоактивных веществ в Австрии, раскрытие подпольной лаборатории по производству палочки ботулинуса в Париже, токсин которого является самым сильным из известных ядов. Двести граммов токсина ботулина достаточно для уничтожения всего живого на Земле. Недавнее использование отравляющего газа в токийском метрополитене повлекло значительные жертвы. Да и взрыв в торговом центре Нью-Йорка, когда стоило только террористам предварительно начинить взорванную бомбу кобальтом-60 или йодом-131, который есть в любой медицинской лаборатории США, как это могло бы привести к уничтожению населения целого городского района. Все это лишний раз подтверждает опасность превращения терроризма в глобальный фактор катастрофы. Последние события подтверждают мнения многих зарубежных исследователей, что с технической точки зрения наиболее вероятным представляется возможность обращения террористов при подготовке ими крупных антиобщественных акций прежде всего к химическому и бактериологическому оружию. Ряд его компонентов можно приобрести по легальным каналам, сведения об их изготовлении легко почерпнуть из открытых источников, в том числе и через Интернет. Не представляет большой проблемы выращивание и хранение бациллы сибирской язвы, число жертв от применения которой сравнимо с действием термоядерного оружия.

Таким образом, терроризм оказался непосредственно связанным с проблемой выживания всего человечества, обеспечения безопасности любого государства. Будучи крайней формой выражения социального, этнического, религиозного радикализма и экстремизма, террор не склонен останавливаться ни перед чем для достижения своих целей. В международном масштабе терроризм распространился со скоростью страшной эпидемии. Именно этот способ стал для определённых групп санкционированными способами решения социальных, национальных, религиозных и других конфликтов. Это преступное явление во всем мире имеет тенденцию к устойчивому росту: если в 80-х годах зафиксировано от 500 до 800 (1985 г.) значимых террористических актов, то в 90-х годах - 900 и более.

Криминологи отмечают, что террористические акты из года в год становятся все более тщательно организованными, с использованием самой современной техники, оружия, различных устройств связи. В Латиноамериканских государствах терроризм все теснее срастается с наркобизнесом и другими криминальными явлениями. Угроза терроризма возрастает и в связи с нарастающей концентрацией в руках радикальных элементов крупных финансовых средств, особенно вследствие срастания целей террора с наркобизнесом и незаконной торговлей оружием. Среди покровителей и спонсоров террористических организаций порой выступают богатейшие лица планеты (например, известный арабский миллиардер Усама бен Ладен), способные финансировать террористическую деятельность в широких масштабах и в любой точке Земли. Опасным, и это подтверждает чеченский опыт, стало появление большого количества боевиков-профессионалов, особенно после военных действий в «горячих» точках на Ближнем Востоке, в Афганистане, Боснии, Таджикистане, Чечне, Косово и др., готовых за деньги участвовать в организации и проведении терактов в любой стране, против объектов и граждан любой национальной принадлежности. Больших денежных затрат по всей видимости потребовала организация взрывов жилых домов в Москве, на Гурьянова.

Акты терроризма, составляющие по своей сути международные преступления, наносят непоправимый ущерб международному правопорядку в целом. Это обстоятельство требует консолидации усилий целого ряда государств в масштабах региона либо всего мира. Современное международное право выработало целый ряд международных конвенций универсального и регионального характера, которые на основе четких критериев устанавливают в качестве предмета своего правового регулирования взаимное сотрудничество государств в борьбе с международным терроризмом.

Еще перед Второй мировой войной под эгидой Лиги Наций были разработаны Конвенция о предотвращении терроризма и наказании за террористические действия и Конвенция о создании Международного суда 1937 года. Хотя эти документы не были приняты, однако были выработаны общие понятия, указано на необходимость сочетания международно-правовых норм и национальных законодательств по борьбе с терроризмом.

К актам универсального характера относятся: Конвенция 1963 года о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов; Конвенция 1970 года о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, направленными против безопасности гражданской авиации. Конвенции 1988 года о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, конвенция 1979 года о борьбе с захватом заложников, конвенция 1980 г. о физической защите ядерного материала; Конвенция 1973 г. о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов.

К региональным актам такого рода можно отнести: Вашингтонскую конвенцию от 2 февраля 1971 года о предотвращении и наказании терроризма, принимающих форму значимых международных преступлений против личности, и связанного с этим вымогательства; Европейскую конвенцию о борьбе с терроризмом 1976 года; Дублинское соглашение 1979 года по применению Европейской конвенции о борьбе с терроризмом. Международному сообществу принадлежит заслуга принятия принципа международного осуждения терроризма и признания его во всех случаях независимо от политических мотивов противозаконным действием. Резолюция ГА ООН 40/61 от 9 декабря 1985 года. В Декларации о мерах по пресечению международного терроризма, принятой на 49-й Сессии Генеральной Ассамблеи ООН в 1994 году, было подчеркнуто, что никакие идеологические, расовые, этнические, религиозные или другие мотивы не оправдывают преступных действий, направленных на создание атмосферы террора среди широких слоев населения. На встрече стран «семерки» в Галифаксе, в которой участвовала и Россия, было принято решение содействовать практическим мерам многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом. В соответствии с этим решением на конференции глав внешнеполитических и правоохранительных органов стран «восьмерки» в Оттаве, 12 декабря 1995 года, принята Заключительная декларация, определяющая политические обязательства стран-членов «восьмерки» по взаимодействию в борьбе с терроризмом.

Борьба с современным терроризмом должна быть глобальной и опираться на солидарность мирового сообщества, и это положение находит все большее понимание в мире среди политиков и аналитиков. Проявлением международной солидарности в борьбе с терроризмом стал ряд международных инициатив, в частности, встреча в Египте 13 марта 1996 года глав ряда государств, в том числе России. Многие участники антитеррористической борьбы и наблюдатели считают целесообразным создание специальных международных антитеррористических сил, подобных «Интерполу», что, по их мнению, способствовало бы оптимизации борьбы с терроризмом.

Летом 1996 года в Париже прошла конференция министров силовых структур стран “восьмерки” по борьбе с международным терроризмом. Конференция показала понимание ведущими государствами мира нарастающей остроты поставленной проблемы и необходимости совместных усилий для борьбы с этим глобальным злом. На ней были приняты рекомендации по 25 конкретным пунктам, в том числе по тому, как выявлять и перекрывать каналы этой опасности, как ставить заслон, как охранять транспорт и т.д. На этой, по оценке участников, основополагающей конференции был рассмотрен целый ряд профессиональных вопросов, связанных с международным терроризмом и борьбой с ним. В конце октября 1999 г. в Москве руководители тех же ведомств стран “восьмерки” собрались вновь, чтобы продолжить парижскую тему и обменяться мнениями по уже принятым тогда предложениям. Руководители спецслужб на московской встрече были проинформированы о сложившемся в Чечне положении и проявили понимание опасности этого явления. Чеченская террористическая сеть вышла на международный уровень и готова угрожать общемировой безопасности.

В России проблема терроризма в последние годы приобрела особо острый характер. Среди острых политических, экономических и социальных проблем, которые приобрела Россия на исходе ХХ века, терроризм представляет одну из главных опасностей. Для России это явление не есть порождение века нынешнего, атрибут урбанизации. Истоки российского терроризма теряются в глубине веков. По иронии судьбы русская интеллигенция еще в конце девятнадцатого века полагала, что только в форме терроризма она способна защитить свое право на свободу и демократию. Терроризм рассматривался как средство борьбы против самодержавия, способ защиты права двигать историю. За всю историю русских революционеров было совершено порядка трехсот террористических актов. Члены боевых организаций взрывали полицейские участки, занимались ликвидацией жандармских осведомителей, экспроприацией средств на революционные нужды, ликвидацией наиболее одиозных и ненавистных представителей царизма.

В наши дни, как это ни прискорбно, терроризм вошел в повседневную жизнь российского общества, представляя реальную угрозу национальной безопасности страны. Похищение людей, взятие заложников, случаи угона самолетов, вдумайтесь- 70 попыток захвата воздушных судов за период с 1991-1992 года трудно объяснить только экономическими причинами. Взрывы бомб на железных дорогах, в общественных местах, акты насилия в этнических и конфессиональных конфликтах, прямые угрозы и их реализация в ходе политической борьбы, физическое устранение политических соперников, покушения на представителей различных ветвей власти стали уже привычным явлением. Статистика только одной из форм терроризма выглядит достаточно убедительно: в 1994 году в различные органы государственной власти и управления поступило более 200 сообщений об угрозах совершения террористического акта с применением взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность для жизни людей. Это в три раза превысило количество сообщений такого рода за 1991-1992 гг. После серии террористических актов в Москве и Волгодонске в начале осени 1999 года число подобных звонков в органы охраны правопорядка многократно возросло.

Реальная угроза терроризма возникла на целом ряде жизненно важных объектов. За 1993 год на железной дороге произошло около десятка взрывов, в том числе на поездах дальнего следования следующих в Москву- столицу России. В сентябре-октябре того же года были зафиксированы три угрозы в отношении объектов атомной промышленности и энергетики. Отмечались хищения ядерных материалов. Лишь на одном оборонном предприятии в сентябре 1993 года была обнаружена недостача 100 кг урана.

Об угрозе терроризма и его размахе может свидетельствовать сводка МВД Министерства Внутренних Дел по результатам операции «Вихрь-Антитеррор», проведенная на объектах транспорта в октябре 1999 г. В течение нескольких дней из незаконного оборота было изъято около 200 единиц огнестрельного оружия, свыше 38 тысяч боеприпасов, 50 взрывных устройств, почти 100 кг наркотиков. На Ярославском вокзале столицы в ходе оперативно-профилактических мероприятий при помощи специально обученной служебной собаки обнаружен и обезврежен специалистом - взрывотехником 37-мм артиллерийский снаряд. Сотрудниками Минераловодского УВДТ обнаружен подпольный склад хранения 2 тонн взрывчатых веществ в помещении акционерного общества, сданного в аренду жительницей г. Минеральные воды.

Выявлено свыше 5 тыс. преступлений, что примерно на 20% превышает показатели работы в повседневном режиме. Этому способствовало повышение активности транспортной милиции в сфере пресечения незаконного оборота наркотиков, оружия, боеприпасов, а также в выявлении преступлений в сфере транспорта. Задержано около 3,5 тысяч лиц, совершивших преступления.

На вокзале станции Ульяновск задержан гражданин без определенного места жительства и работы, у которого изъято самодельное взрывное устройство осколочного действия. На станции Красноуфимск задержан со 150 граммами аммонала и взрывной машинкой промышленного производства местный житель. На вокзале станции Волгоград-1 задержана местная жительница с пятью взрывпакетами и 80 патронами различного калибра. С использованием системы "ФР-Оповещение" на объектах транспорта задержано около 300 преступников, находившихся в федеральном и местном розыске. Так, в поезде "Санкт-Петербург - Новороссийск" задержаны двое чеченцев, жителей города Грозного, разыскиваемых за серию убийств в Москве. По сообщениям из других источников, в лесу под Котовском Тамбовской области обнаружен склад взрывчатых веществ - 453 кг тола и гексогена, в Москве в разных местах - несколько тонн взрывчатки, предназначенной для совершения терактов. В линейные органы внутренних дел поступило 1425 сигналов об обнаружении подозрительных предметов и бесхозных вещей, по которым проводилась проверка. Так, 25 октября 1999 года по сообщению граждан у опоры железнодорожного моста через реку Воря вблизи станция Красноармейск Московской железной дороги были обнаружены и обезврежены 4 гранаты РГД, признанные боевыми.

Можно не сомневаться, что приведенные выше факты представляют только лишь часть, и то, по-видимому, незначительную, тех средств совершения террористических актов, которые реально где-то находятся в руках преступников или припрятаны у черных дельцов преступного оружейного бизнеса.

В последнее время всё большую опасность стал представлять коммерческий терроризм. С начала 1990-х годов отмечается резкий рост заказных убийств. Так, в 1992 году жертвами киллеров стало 32 человека, в 1993 – 132, а в 1995 уже 500. В 1994 году в Москве было совершено 107 преступлений, при которых были применены взрывчатые вещества или взрывные устройства. А уже спустя год этот показатель вырос на 30%.

Подавляющее большинство из этих преступлений составляли предпринимательские «разборки», которые возникли на базе конкурентной борьбы. В российской столице было зафиксировано более 300 захватов заложников с целью выкупа за их освобождение. Однако на главенствующие позиции по масштабам проявления и общественному разглашению вышел сепаратизм, в основу которого легла освободительная борьба, религиозный и националистический экстремизм.

На территории России сложилась уникальная обстановка: в нескольких регионах Федерации сформировались вооружённые группировки, создав тем самым криминальную империю, которая активно действует в пределах страны. Вспомните прогремевшие фактически на весь мир новости о взрыве домов, при которых погибло более полутора тысяч человек. Таких примеров множество, и все они подтверждают всплеск террористических актов на фоне чеченских войн.

Вне сомнений остаётся и тот факт, что сегодня терроризм представляет самую непосредственную угрозу национальной безопасности России. А если учесть сложившуюся политическую, экономическую и социальную ситуацию в стране, то, по всей видимости, влияние терроризма в ближайшее время будет только усиливаться, конечно, если российское правительство не предпримет самых жёстких и широкомасштабных мер по ликвидации терроризма, вооружённого бандитизма и криминала. В России, по данным статистики, в 1996 году количество терактов увеличилось в два с половиной раза, если сравнивать с двумя предыдущими годами.

По мнению специалистов, первопричин терроризма на территории России несколько.

Во-первых, в Федерации исторически сложилась специфическая социально-психологическая установка на экстремизм и нетерпимость, которая присуща менталитету российского народа, и выливающаяся наружу в виде бунтарства и склонности к анархизму. Однако это мнение является спорным, поскольку бунтарство не обязательно подразумевает формы протеста в виде террористических актов.

Во-вторых, в России уже давно сформировались традиции, имеющие форму организованного, разветвлённого и законспирированного терроризма, который в разные времена в методах борьбы активно использовали группировки эсеров, большевиков, «Народной воли» и прочих.

В-третьих, Российская Федерация представляет собой полиэтническую и поликонфессиональную державу, которая сегодня переживает далеко не лучшие времена в плане межнациональных отношений.

В-четвёртых, на территории России проживает приблизительно 20 млн. мусульман, определённый процент из которых придерживается радикальных течений, те же ваххабиты, к примеру, которые связаны с насилием и особой жестокостью, демонстрируемой сегодня чеченскими террористами и боевиками. У множества народов, проживающих, как правило, на Кавказе, террористические, экстремистские методы решения возникающих проблем по большей части являются традиционным элементом национальной культуры. Поэтому неудивительно, что большинство террористов являются уроженцами кавказских республик, а сама область представляет собой очаг постоянной напряжённости и вооружённых столкновений.

В-пятых, в Российской Федерации ещё полностью не сформированы традиции гражданского общества.

Из внешних факторов, способствующих обострению проблемы терроризма, является общий рост количества его проявлений в международном масштабе. Основополагающим внешним стимулом роста терроризма в России, по всей видимости, является смена политики государства на абсолютно открытое общество, которое не защищено от всех негативных проявлений, как это есть на Западе. Этот фактор способствует превращению России в полигон международного и иностранного терроризма. Также необходимо отметить всяческое поощрение западными спецслужбами сепаратизма и нестабильности на территории Федерации.

Основные причины терроризма в России вроде бы выглядят вполне конкретно и внятно, так как видны их корни – неблагоприятная для государства социально-экономическая почва, сегодня являющаяся уже нормой и неотъемлемой частью нашей жизни. Безработица, нищета, бедность, потеря некоторыми слоями общества своего места в социальной структуре, что приводит к их маргинализации, высокий уровень дифференциации населения по уровню доходов, что привело к кардинальной смене социального профиля общества. Напряжённость, которая возникает по ходу этих сдвигов, неизбежно должна выплеснуться и проявить себя в различных антисоциальных актах экстремистского характера. И таких вот, представляющих непосредственную угрозу жизни общества, проявлений социального протеста в России огромное множество, при этом они ещё и не контролируются.

Однако, следует заметить, что сами по себе социально-экономические причины на пару с низким жизненным уровнем не могут стать основной причиной терроризма (достаточно привести пример высокоразвитых стран, таких как Япония и США), а могут проявить себя только взаимодействуя с другими факторами.

Социально-психологический климат большей части населения России можно охарактеризовать как утрату уверенности в настоящем положении дел и перспектив на завтрашний день, разочарование в идеалах советского общества, повсеместно царящую атмосферу жестокости и насилия, которая в придачу всячески культивируется средствами массовой информации. На этом базисе и произрастает преступность, а терроризм приобретает масштабы стихийного бедствия. Политическая ситуация в не меньшей мере формирует ситуацию, при которой будет процветать терроризм. Среди прочих, в первую очередь, необходимо отметить потрясение испытанное российским обществом в связи с развалом СССР, а также его масштабные последствия, потерю национальной идеи, играющей роль политического стержня социума, подрыв базы федерализма, извращение нравственных традиций, коррупцию и беззаконие.

Для создания условий роста терроризма на территории Росси благоприятствует огромное множество факторов: деятельность партий, организаций, движений и фронтов, а также общий политический беспредел, характеризующийся применением насилия, направленная на дестабилизацию гражданского института, криминальная деятельность преступных группировок, которая уже приобрела угрожающий размах, утрата государственным аппаратом методов управления финансовыми и экономическими ресурсами государства, оборотом оружия, ослабление структуры охраны военных объектов, являющихся источниками вооружения, разрастание правового нигилизма и усугубление криминогенной обстановки, формирование и активное развитие институтов профессиональных убийц, переход многих специалистов из ФСБ, МВД и МО в криминальные структуры, проникновение на территорию Федерации представителей иностранных экстремистских группировок и религиозных организаций, открытые российские границы, благодаря которым становится неконтролируемым приток беженцев из стран СНГ и сопредельных государств, неблагоприятное влияние СМИ, которые пропагандируют насилие, бесконтрольность распространения методов террористической деятельности с помощью информационных сетей, публикация протеррористических пособий.

Сегодня не составит особого труда найти инструкцию по изготовлению взрывчатки из того, что лежит в аптечке и холодильнике или пособие по бесшумному устранению отдельно взятого человека. Однако стоит сделать небольшую ремарку: все эти обстоятельства, равно как ряд других, не обязательно должны иметь выход в виде всплеска террористической активности. Но сочетаясь с множественными межконфессиональными, этнополитическими и прочими конфликтами, с явно выраженной слабостью власти, они трансформируются в базис, на котором возникновение и активная террористическая деятельность становится почти неизбежной.

На данный момент самым прочным и труднопреодолимым является вопрос национального и религиозного терроризма, в частности, который был замешан на религиозно-фундаментальной базе. Для экстремизма восточного толка характерны террористы-смертники. Раджив Ганди (премьер-министр Индии), как и его мать Идира Ганди, был как раз убит в результате террористического акта, спланированного сикхскими экстремистами. Среди курдских экстремистов постоянно насчитывается около 500 молодых людей, готовых принести себя в жертву во имя независимого от Турции Курдистана.

К отличительным качествам российского терроризма можно причислить: существование широкого круга террористических организаций различной направленности, в некоторой степени новизна этого феномена и полная неготовность правоохранительных органов эффективно противостоять новой напасти, различающаяся оценка террористов в частности и терроризма в целом в отдельных регионах страны, связанная с развитием сепаратистских и националистических убеждений местных этнических элит, невозможность выделить обособленные формы терроризма и далёкая от совершенства сфера российского законодательства, направленная на борьбу с терроризмом.

На территории России терроризм и организованная преступность интегрируются и уже имеются примеры активного сотрудничества российских террористических группировок с такими же организациями в международном масштабе. Начиная борьбу с терроризмом, необходимо учесть, что в его определённых формах, в особенности в религиозно-фундаментальном и националистическом терроризме, большую роль играют иррациональные аспекты, которые не поддаются анализу, и это существенно усложняет возможность ранней диагностики, прогнозирование и дальнейшей профилактики терактов.

Подписанный 7 марта 1996 года Указ Президента Российской Федерации за номером 338 «О мерах по усилению борьбы с терроризмом» обращает внимание правоохранительных органов на критически необходимое усиление борьбы с терроризмом в Федерации.

Как сказано в постановлении, которое было принято на координационном совете руководителей правоохранительных органов в марте 1996 года, это всё было проявлено на фоне нескоординированных действий правоохранителей, спецслужб и прочих органов, направленных на борьбу с терроризмом, с условием отсутствия необходимого уровня информированности, организационной подготовленности и технической оснащённости. В постановлении было в особенности подчёркнута высокая степень необходимости анализа проблем, природы, тенденций терроризма, а также формированию методов, форм и эффективных способов борьбы с ним.

Крайне необходимо выяснить социально-правовые вопросы, касающиеся проблемы терроризма, без которых борьба с этим явлением примет неакцентированный способ нахождения решения по методу проб и ошибок. Внятно сформулированная характеристика терроризма в роли социально-правового феномена должна являться главным ориентиром при выявлении задач, организационных, правовых и ресурсных вопросов борьбы с терроризмом. Вне всякого сомнения, исследуя терроризм, как общественно опасное явление, необходимо отталкиваться от глубокого понимания сущности данного феномена, в первую очередь, принимая во внимание низменность и антигуманность целей, преследуемых терроризмом.

Специалистами выделяется три базовых элемента терроризма. Во-первых, это юридический элемент проблемы. Главная загвоздка состоит в том, что существует более сотни определений терроризма и террора и они все обладают некоторой недостаточностью. В русском языке «террор» трактуется как запугивание противника с помощью методов физического насилия, даже вплоть до ликвидации, а терроризм является практическим применением террора. Действия террористов не обязательно должны быть связаны с убийствами, но в обязательном порядке подразумевают применение насилия, принуждения, угрозы. Могут различаться и цели терроризма: банально меркантильные, преследующие лишь жажду наживы, политические во всех их проявлениях, начиная от узкокорпоративных и заканчивая свержением существующего государственного строя. Кроме того, теракты могут совершаться и по идеологическим убеждениям, посему сторонники террориста нередко величают его борцом за свободу, патриотом, оппозиционером и т.п.

Если рассматривать объект посягательства, то им является здоровье и жизнь граждан, имущество, законные интересы и права, устои социальной жизни. По большей части насилие сопровождается физическим давлением вплоть до нанесения телесных повреждений и смерти. Оно также может сопровождаться психологическим давлением, вымогательством различного рода ценностей, что особо ярко выражено в случаях совершения теракта и дальнейшего требования выкупа. Кроме того, терроризм имеет тенденцию к выражению посредством уничтожения или попыток уничтожения определённого рода объектов: административных зданий, самолётов, объектов жизнеобеспечения, морских судов, жилищ и т.д. Одной из главнейших целей, преследуемых терроризмом, является запугивание населения, генерирование атмосферы неуверенности в безопасности, как своей жизни, так и жизни близких и внесение паники в ряды населения. Разрушение имущества террористическими группировками, пусть и не повлекшее за собой последствий в виде человеческих жертв, тоже может рассматриваться как терроризм. Терроризм является преступлением, совершённым как одним лицом по отношению к одному или нескольким людям или же любым объектам. Для терроризма, выступающего в роли международного преступления, на сегодняшний день нехарактерно совершение незаконной деятельности. Даже в том случае если, террорист действует в одиночку, то ответственность за теракт, как правило, берёт на себя некая террористическая организация.

Нынешний терроризм имеет налицо все черты организованной преступности. Вышесказанное позволяет выдвинуть гипотезу о том, что террористические организации могут рассматриваться в роли преступных, со всеми вытекающими из этого последствиями, касающимися в равной степени самих организаций и их членов. Базируясь на международной практике и ныне действующем уголовном кодексе, имеет смысл применить к террористам те же законы, что применялись при осуждении нацистских преступников. Это значит, что всякий участник террористической группировки обязан нести ответственность за любую незаконную деятельность организации. В том случае, если террористические акции не выходят за государственные границы, необходимо привлечь террористов к ответственности по положениям принятых национальных законов.

Рассматривая проблему терроризма, следует в мельчайших подробностях изучить вопросы, касающиеся организаторов и вдохновителей не только конкретных операций, но также формирования террористической группировки, что является крайне важным моментом при координировании борьбы с терроризмом в межнациональном масштабе с позиции потенциально возможного использования экономических, политических и дипломатических санкций против страны, которая попустительствует терроризму.

Если характеризовать терроризм субъективно, то он является исключительно умышленным преступлением, которое совершается с прямым умыслом. Однако, следует заметить, что умыслы террориста и убийцы несколько разнятся. Ведь при убийстве принимают участие две стороны – жертва и преступник, при совершении террористического акта появляется ещё и третья сторона – общественность и органы власти, к которым и апеллирует террорист или террористическая организация. По большому счёту жертва как таковая террориста не интересует, она является лишь средством для достижения цели. Действия террористических организаций направлены на преследование собственных целей путём привлечения внимания общества, устрашения граждан и представителей органов власти, активной пропаганды собственных религиозных, политических и прочих убеждений. При совершении подобных действий не обращается ни малейшего внимания на совершённые кровавые преступления, что приводит к проявлениям актов особой жестокости и наличию массовых жертв среди мирного населения.

Мотивами терроризма является не только жажда наживы, насилия или мести. Современный терроризм приобретает характер политического феномена, и причины совершения террористических актов также в некоторой степени получили политический или же комбинированный акцент. Нельзя отрицать тот факт, что среди террористов имеются и криминальные элементы, для которых те или иные идеологические убеждения являются лишь прикрытием, или же они выступают в роли пешек на шахматных полях экстремистских религиозных группировок или политиков. В число таких пешек, скорее всего, входил и Агджа, совершивший покушение на Папу Римского.

В некоторых случаях, в целях уменьшения ответственности за совершённые теракты, терроризм выводят из компетенции международного права и переводят его в разряд тривиальных уголовных преступлений. Как считает Ю. Мгимов, терроризм является заранее спланированным и подготовленным незаконным применением насилия или же попыткой подобной акции по отношению к человеку либо его собственности, преследуя цель вынуждения правительства к принятию решения, которое отвечало бы требованиям противоправных структур.

Большой юридический словарь характеризует терроризм как преступление, направленное против общественной безопасности, которая предусмотрена в статье 205 УК РФ, состоящая в совершении поджога, взрыва или прочих действий, которые могут создать опасность гибели населения, нанесения весомого имущественного ущерба или же наступления каких-либо других общественно-опасных последствий, в случае если вышеупомянутые действия совершены с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения или оказания давления на принятые органами власти решения, а также опасность совершения перечисленных действий с той же целью.

Терроризм является одним из международных преступлений, что подталкивает к созданию единого толкования его сущности и, в первую очередь, к формированию общих международно-правовых определений с целью согласованной оценки и действий, направленных на борьбу с ним. Терроризм в роли международного преступления вызывает достаточно противоречивые суждения. Он или политизируется, или рассматривается в виде уголовного преступления. На данный момент в среде юристов мира уже активно вырабатывается общее понимание природы проблемы. По многим, ранее неоднозначным, вопросам терроризма, как международного преступления, так и феномена достигнут некоторый компромисс, и это достаточно важно по причине той угрозы, которую террористические организации представляют для общества.

В политической терминологии нередко можно встретить понятие государственного терроризма. Под это определение подпала агрессия Израиля против Ливана, США против Гренады, Ирака против Кувейта. В данном случае возникает вопрос о несовпадении политических и юридических характеристик. Политика может носить террористический, преступный характер, однако это не является поводом для синтеза состава преступления. Угнетение национальных меньшинств может осуществляться способами, характеризуемыми как террористические в политическом и моральном плане. На территории Великобритании к терроризму относят несанкционированные действия по отношению к Северной Ирландии. То же самое можно сказать и об израильско-палестинской обстановке.

Россия в контексте противостояния терроризму.

На протяжении долгих десятилетий, которые Россия упорно борется с терроризмом, был создан ряд методов, механизмов и технологий, помогающий влиять на террор и предотвращать его. Например, были разработаны антитеррористические организации, была усилена охрана особо опасных объектов, а также специалисты разработали методику ведения переговоров с террористами для освобождения заложников и пр.

Также в органах государственного управления существует несколько уникальных принципов по борьбе с террором: 1. Принцип предупреждения террора за счёт активной оперативной деятельности, распознавание замыслов террористов на начальной стадии, а также планирование и подготовка спецопераций по срыву террористических актов; 2. Принцип сведения уступок террористам до минимума, то есть при переговорах могут быть лишь тактические уступки террористам, которые позволят выиграть время для подготовки контртеррористической операции; 3. Принцип сведения к минимуму жертв и любого возможного ущерба при ликвидации террористов; 4. Принцип сурового и неотвратимого наказания за террористическую деятельность.

Самым важным условием для борьбы с террористическими угрозами является непримиримость, решительность и жесткость ответа на угрозу терроризма, очень важно, чтобы в стране существовали хорошо обученные, оснащенные технически, натренированные, экипированные специальные подразделения. Однако для борьбы с угрозой терроризма этого недостаточно. Очень часто важнее бывает то, имеется ли в стране политическая воля и готово ли высшее руководство государства осуществлять решительные действия. В этом контексте особенно ярким будет пример России, когда власти не смогли проявить политическую волю и в Буденновске погибли 150 мирных жителей в результате начавшейся там бойни. Терроризм ударил настолько неожиданно и мощно, что правоохранительные органы страны просто не были подготовлены к борьбе с террористами. Даже несмотря на то, что терроризм в России атакует, в стране до сих пор не выработали на государственном уровне единой эффективной политики по защите общества, всего государства и каждой отдельно взятой личности от террористов и угрозы терактов. Похоже на то, что недостаточная подготовленность системы безопасности страны к необходимости противостоять терроризму, запаздывание и неадекватность ответной реакции - все это связано с тем, что у организационных структур антитеррора просто не хватает функциональной нацеленности. Они пытаются применять одну-единственную схему для борьбы с разными типами проявления терроризма – по масштабам, мотивации, по своим целям, по содержанию, в конце концов.

В рамках информационного обеспечения комплекса мер по противостоянию терроризму должна предусматриваться антитеррористическая деятельность, мониторинг и выявление терроризма и угроз терроризма, унификация межгосударственных и ведомственных подходов по вопросу накопления и учета информации о конкретных террористических организациях, об их участниках и пособниках, создание и ведение единой базы данных с режимом информационного обмена, разработка методики оценки последовательности в проведении террористических актов, накопление мирового опыта и обобщение его для более эффективной борьбы с проявлениями терроризма, доведение накопленного опыта до соответствующих структур. В данном контексте очень важно выявлять очаги терроризма в ближнем и дальнем зарубежье, которые представляют угрозу безопасности России, и её интересам. Отдельно следует сказать об угрозе со стороны экстремистских и террористических организациях, которые прикрывают свою террористическую деятельность исламскими лозунгами, которые пытаются реализовать свои цели далеко за географическими пределами мусульманского мира, разворачивая подрывные работы в других странах, в частности, развернув вооруженную борьбу на российской территории, а также в странах ближнего зарубежья.

Самой известной из подобных структур, и наиболее заметной, является всемусульманская ассоциация «Братья-мусульмане» - это экстремистская группировка. Ее штаб-квартиры располагаются в АРЕ и Саудовской Аравии. Представительства данной группировки успешно функционируют по всему миру - в Париже, Лондоне, Бонне, Вене, не говоря уже о столицах арабских стран, в Афганистане, Эритрее, Пакистане, Турции, Иране, также и на территории СНГ, а именно в Таджикистане, на территории Российской Федерации – в Кабардино-Балкарии, в Республике Дагестан, в Чеченской Республике.

Организация была организована в 1929 году и с тех пор она сосредоточила все свои усилия на том, чтобы распространять самые радикальные течения ислама, не имеющие к истинной мусульманской религии никакого отношения. Они ставят перед собой цель свергнуть, в основном вооруженным путем, все существующие режимы, создать вместо светских режимов общества «социальной справедливости», которые будут опираться на шариатские законы и нормы Корана. Группировка экстремистов использует такие способы борьбы, как грабежи, захват заложников, налеты, убийства, захваты военных объектов и гражданских учреждений. Данная сила является в арабском мире очень влиятельной и среди ее союзников такие группировки экстремистов, как «Джамаате исламийа» и «Джихаде ислами».

Данный организации функционируют на территории Чеченской республики. Есть даже специально организованный учебный центр, где один из «братьев» - полевой командир Э. Хаттаб – руководит обучением боевиков из стран СНГ, из стран Дальнего и Ближнего Востока, из мусульманских регионов нашей страны. Северный Кавказ является для них районом боевого предназначения, также в этот район входят и регионы, где проживают мусульмане, страны Центральной Азии, К примеру, не так давно был осуществлен захват заложников в Киргизской республики, были подключены Узбекистан и Таджикистан. Террористические группировки проходят подготовку для того, чтобы проводить специальные теракты в Косово, в зоне Персидского залива, в Великобритании, в местах дислокации Военных сил Соединенных Шатов Америки.

Что касается чеченского филиала этой террористической группировки, то он все чаще становится региональным и даже мировым центром проведения ряда операций, касающихся оказания военной помощи сепаратистским и экстремистским движениям в регионах и странах, например, филиал в лице боевиков Хаттаба оказывал помощь албанским сепаратистам. «Братья-мусульмане» из Чечни взаимодействуют со специальными службами Пакистана и лидерами талибов для того, чтобы превратить территорию Афганистана, которая контролируется движением Талибан, в оружейные рынок, где будут храниться боеприпасы для бандитских формирований и террористических групп, которые действуют на территории Чечни и других регионов Северного Кавказа. Радиальные организации, находящиеся на территории Чеченской республики, регулярно получают материальную помощь от террористических организаций Кувейта, Саудовской Аравии, Пакистана, Катара, ОАЭ, Иордании, Египта. Еще один спонсор - миллиардер из Саудовской Аравии Усама Бен Ладен. Исламистские организации на территории Чеченской Республики также постоянно поддерживаются националистами украинской организации УНА-УНСО.

Серьезную опасность для российских интересов представляет исламское движение «Талибан», которое развернуло свою деятельность на территории Афганистана и использует в борьбе с противниками террористические методы. Именно талибы являются поставщиками оружия и боевиков в самые разные горячие точки, не исключение и Чечня. Талибские боевики обучены диверсионной и партизанской работе, поэтому нельзя исключать возможности их проникновения на территорию Узбекистана и Таджикистана, а этом серьезный дестабилизирующий фактор. Некоторые организации, в числе которых и организации террористического направления, занимающиеся пропагандой русофобских и националистических идей, развернули свою деятельность на территории прибалтийских стран, а конкретно в Латвии. Члены организации «Пернокрусто» весной и летом 2007 года провели две террористические акцию а именно пытались дважды взорвать памятник установленный освободителям Риги, минировали больницу «Бикур Холим» - именно в ней лечатся ветераны войны. На сегодняшний день, поддерживаемые некоторыми депутатами сейма, националистические организации вербуют наемников для отправки в Чеченскую республику и борьбы протии сил федерации.

Произошедшие в Москве, Буйнакске и Волгодонске взрывы, по некоторым оценкам, позволяют сделать ряд любопытных выводов. Конечно, те оценки, которые будет приведены ниже, являются спорными, их можно применять больше к той продукции, которая повсеместно используется в информационных войнах, которые развернулись на территории Российской Федерации. Однако, они имеют место быть и нельзя сделать вид, что их нет. В частности, утверждается, что после того, как в Москве произошел второй взрыв, ситуация перешла в совершенно новую фазу, а именно в нашей стране террор стал нормой; террористические акты нельзя назвать только лишь чеченским следом, рукой Хаттаба и Басаева, они стали последствием сложного сочетания политического экстремизма, «неправильной борьбы», финансовых операций; проамериканская риторика, которая так неожиданно появилась в средствах массовой информации показывает тот факт, что терроризм в России представляет интерес для британских, израильских и американских специалистов по специальным операциям. Также бытует мнение, что цель и формат террористических актов был направлен на то, чтобы население добровольно приняло диктатуру, навязываемую ими, как единственную гарантию того, что они останутся в безопасности. Предполагается при этом, что такие операции приводятся в действие такой системой, которая напрямую не подчиняется формальным организациям, она может быть связана и с НАТО, с финансовой олигархией, с пакистано-афганской диаспорой террористов, с российскими «верхами», ее можно применять для выполнения абсолютно любой, даже самой варварской задачи. В чем смысл такой, на первый взгляд, бессмысленной операции? Устрашить граждан, чтобы у них зародилось недоверие к гражданской, обычной форме жизни. После того, как проводятся операции, подобно взрыву подрыва дома с людьми на АЗЛК, среди людей специально культивируется мнение, что необходимо принимать специальные меры военного характера, решительные и чрезвычайные. В общество вбрасывается информация о том, что в российских структурах произошел финансовый скандал и это сигнализирует обществу страны о том, что для Запада исчерпан период Ельцина. Московские взрывы имеют своей целью воздействие механизма в политике, который помог бы финансовой олигархии с Запада сохранить в России свои властные полномочия.

Проблема борьбы с терроризмом в нашей стране должна быть рассмотрена как самая важная задача на уровне государства. Тот факт, что терроризма в нашей стране наступает, требует немедленного реагирования и принятия всех возможных мер по борьбе с такими проявлениями. Что касается правового обеспечения, то должен быть принят комплексный закон о борьбе с терроризмом, должны быть соответствующие указы российского Президента, должны быть постановления российского Правительства, должны быть приняты программные документы, межведомственные нормативные акты. В рамках федерального закона «О борьбе с терроризмом» должны быть определены все правовые основы борьбы с терроризмом, должен быть определен порядок координации в действиях органов исполнительной власти на федеральном уровне, также и на уровне субъектов Федерации, описаны права и обязанности, а также гарантии граждан страны в связи с проведением антитеррористических действий. Также необходима новая редакция ряда законов – «О Чрезвычайном положении», «О безопасности». Также требуется внести весомые корректировки в законы об оружии, дополнения в законы о оперативно-розыскной деятельности, об обеспечении безопасности бактериологических, химических, ядерных объектов, о рекламе, о информационной безопасности, о средствах массовой информации, о местном самоуправлении и так далее. В этом аспекте требуется конкретизировать договоры о взаимном делегировании полномочий Российской Федерации и ее субъектов, и размежевании их. Требуется дополнить нормативные акты о государственных инспекциях, о правоохранительных органах, о пожарной безопасности.

Для того, чтобы разработать успешную антитеррористическую стратегию, необходим соблюдать ряд условий, в частности, характер действий должен быть упреждающим, все действия должны быть активными, между задачами, правомочиями и имеющимися для их выполнения ресурсами должно быть соответствие, должно соблюдаться условие вариативности, то есть, должны существовать разные модели антитеррористической деятельности для решения разных задач, касающихся предупреждения, пресечения, реагирования и смягчения последствий террористического акта. Также должно обеспечиваться единство в действиях на уровне государств, одной страны и ее регионов, кроме того, единство должно быть и в аспекте объединения ведомствами своих усилий, основанное на размежевании компетенций правоохранительных органов на федеральном, региональном и местном уровнях. Задачи, формы и содержание террористической деятельности должны быть дифференцированы в обычной обстановке, в чрезвычайной обстановке и в обстановке проведения боевых действий.

Должны быть разработаны следующие проблемные ситуации – пределы по ограничению прав и свобод в чрезвычайной обстановке, компетенции ветвей власти, режимы деятельности средств массовой информации, обеспечение безопасности граждан страны, должны быть разработаны принципы переговоров – ограничения на ведение переговоров высшими лицами, характер возможных уступок и допустимые пределы уступок террористам, правовая сила таких обещаний и так далее. Необходимо разработать принцип применения силы, а также возможности оказания психологического давления, используя единомышленников, соучастников, родных и близких; допустимость ситуации «контрзаложничества»; контроль и надзор за законностью операций; статусы специальных сотрудников, внедряемых к террористам; допустимые пределы применения силы, специальных средств и оружия.

Помимо этого, необходимостью становится разделение ответственности за ход проведения контртеррористической операции между МВД, ФПС, ФСБ и МО в зависимости от цели террористической акции и объекта, на который она направлена. Если говорить об освобождении заложников, то это операция скорее всего должна входить в полномочия местного управления внутренних дел, если захватывают атомную станцию или любой подобный объект, то тут должно вмешаться ФСБ, МВД, МО. Чтобы успешно бороться с терроризмом, необходимо иметь четко сформулированную управленческую структуру, во главе которой стоял бы заместитель председателя Правительства, в нее должны войти руководители силовых министерств, все зависит от того, какой объект выбрали для себя террористы, на местах в структуру должны входить заместители председателя республиканского Правительства, главы областных администраций либо люди, стоящие во главе силовых ведомств. Стоит ли привлекать дополнительные силы и средства других ведомств должно определяться характером захваченного объекта, формы и степени террористической угрозы. Необходимо детально разработать процедуру и содержание порядка взаимодействия федеральных и региональных сил, органов местного самоуправления (к примеру, опыт поселка Первомайского), необходимо учитывать право местной власти проводить переговоры, использовать местные ресурсы и силы для того, чтобы вывести население, оцепить, контролировать транспорт, размещать эвакуированных людей, осуществлять информационную взаимосвязь и так далее.

Если же говорить о странах СНГ, то здесь требуется внести ряд дополнений к двусторонним и многосторонним актам о правовой помощи, развивать нормативную базу для взаимодействия информационного. Президент России должен раз и навсегда прекратить оказывать какую-либо помощь тем странам, которые прямо или косвенно вовлечены в ту деятельность, которая классифицируется как международный терроризм. Для того, чтобы успешно бороться с терроризмом, правоохранительными органами должен быть осуществлен ряд мероприятий, которые направлены на выявление случаев незаконной торговли огнестрельным оружием, ОВ, боеприпасов, сильнодействующих препаратов. С этой же целью, разумеется, полезно предпринимать государственные меры и усиливать охрану самых важных объектов государственного значения – аэропортов, вокзалов, коммуникаций, объектов, занимающихся производством или хранением ОМУ, боеприпасов, огнестрельного оружия, взрывчатых веществ. Очень важно, чтобы была усилена охрана складов, на которых хранится вооружение в воинских частях, на которые чаще всего нападают преступники для завладения боеприпасами и огнестрельным оружием. Очень важно в мерах по предупреждению терроризма выявлять каналы связи местных группировок с международными террористическими группировками, выявлять каналы финансирования, каналы, по которым поступает оружие и сами боевики. Достаточно много весьма конкретных мероприятий, которые были направлены на борьбы с угрозой терроризма, заложены в Федеральной целевой программе по борьбе с преступностью в Российской Федерации на 1996-1997 годы. Учитывая субъективные и объективные сложности в переходном периоде страны, в среднесрочной и краткосрочной перспективе, как оценивают специалисты, не исключено, что терроризм может резко изменить свои качественные и количественные стороны. Вероятнее всего, что самыми распространенными методами и формами действий со стороны террористических организаций станет воздушный терроризм, и все его разновидности, в частности, применение ракет класса «земля-воздух», обстрел объектов ракетами, используя дистанционно управляемые пусковые ракетные установки. Станут применять такой способ, как отравление продуктов питания, лекарственных средств и источников воды, будут применять методы из арсенала биологической и химической войны, широкое применение найдет использование ловушек-мин, будут осуществляться попытки захватить радиоактивные вещества, ядерное оружие, биологическое и химическое, или же их компоненты. Допускается, что в течение ближайших пяти лет наша страна станет территорией активной деятельности террористических группировок из-за рубежа. По всей видимости, произойдет и трансформации личности самого террориста и механизм поведения преступников. Перво-наперво, это отразится на профессионализации, терроризм станет постоянной работой. Вследствие этого, может измениться и весь характер терроризма – укрепятся хорошо организованные, законспирированные и разветвленные террористические группы, такие, как «Народная воля», «Фракция красной армии» или «Красные бригады». Предположительно террористы начнут использовать опыт своих отечественных предшественников и опыт зарубежных террористических группировок. Общество, по всей видимости, будет реагировать пассивно, постепенно адаптируясь и приспосабливаясь к жизни в условиях постоянной опасности. В таких условиях полностью на плечи специальных служб ляжет борьба с терроризмом. Терроризм в России может начать ставить перед собой куда более решительные задачи и цели, которые могут включать в себя и дестабилизацию, и полное разрушение существующей системы власти, разрешение федерализма и раздробление территории страны на отдельные государства. Анализируя текущие события, можно сделать предположение, что террористами будут приниматься активные попытки по приобретению оружия массового поражения, проникновения на важные в стратегическом плане объекты. Учитывая интернационализацию ряда мировых социальных процессов и превращения угрозы терроризма в проблему мировую, очень вероятно, что Россия трансформируется в звено цепи мирового терроризма.

Для того, чтобы борьба с терроризмом была эффективной, следует подходить к организации деятельности по борьбе с терроризмом на государственном уровне системно. В нашем государстве достаточно много специализированных структур, которые лишь условно можно назвать готовыми дать отпор террористическим угрозам по той причине, что данные структуры ориентированы больше на проведение акций силового воздействия, то есть когда уже совершилось преступление. А бороться с терроризмом, в первую очередь, означает предотвратить его, оперативной заблаговременной работой, которая позволит выявить террористов еще на стали возникновения группировки, пресечь террористически акт на стали его планирования и подготовки к его проведению. В нашей стране заниматься оперативной работой имеют подразделения таких служб, как МВД, ФСБ, ФСНП, МО, ГТК. Если поставить оперативную работу правильно, то данные ведомства могли бы обеспечить в достаточном объеме и своевременно сбор текущей оперативной информации, использование которой помогло бы предотвратить террористические акты на самой первой стадии их подготовки. Но то, что происходит на территории нашей страны сегодня – в том числе, создание мощнейших подразделений ОМОН, спецназа и СОБР, их привлечение к процессу ликвидации террористических группировок – больше похоже на то, как в Западной Украине и в Прибалтике боролись с бандитским формированиями после Великой Отечественной Войны, когда для того, чтобы ликвидировать бандитов требовалось привлечь войсковые операции. И такое же происходит сейчас у нас в Чеченской Республике, ранее происходило в Дагестане, в регионах Северного Кавказа и странах СНГ.

Для того, чтобы повысить эффективность и предупредительные меры, Министерство иностранных дел, при содействии ФСБ, МВД, ФМС, должно иметь полномочия осуществлять депортацию из Российской Федерации граждан, которые причастны к деятельности террористических группировок. Должно быть ужесточено наказание за косвенное участие в планировании, организации и проведении террористического акта.

Подводя итоги, приходится констатировать тот факт, что в нашей стране не просто есть проблема терроризма, она еще и обостряется из года в год все сильнее, превращается в проблему общегосударственного масштаба, угрожая национальной безопасности страны. Решать эту проблему необходимо на самом высоком уровне – на уровне государства.



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru