щёлковский край
 

Художественное слово- выразительное.


Один за другим следуют глаголы, раскрывая активный, действенный процесс, легко представляемый нами. За каждым произнесенным словом угадывается действие, хорошо известное нам по собственному жизненному опыту. Картина, нарисованная словами, становится зримой, физически ощутимой для слушателя, вызывает реальные жизненные ассоциации, а потому легко воспринимается и запоминается.

А вот концовка совершенно неожиданная. Лектор смело вводит знакомое понятие, устойчиво связанное в нашем сознании с определенной областью — «консервы», но наполняет его новым содержанием: пища — консерв солнечных лучей! Яркий, свежий образ легко запоминается и служит хорошей логической и эмоциональной точкой развертываемого рассуждения.

Смелое использование образной функции речи является одним из сильнейших средств эмоционального воздействия на слушателей. Недаром великий русский медик и педагог Н. И. Пирогов считал дар слова единственным и неоцененным средством проникать гораздо глубже внешних чувств именно за его способность создавать наглядные образы.

Это подтверждают и современные представители психологической науки. «Понятие отвлеченного мышления отражает общее, но общее не исчерпывает особенного и единичного,— пишет советский психолог С. Л. Рубинштейн.— Это последнее отражается в образе. Образ выполняет в познании действительно специфическую функцию, не позволяющую свести его к понятию... Образ, выражая обобщенное содержание, вместе с тем выходит за его пределы, вводит специфические оттенки, не передаваемые в отвлеченной формулировке обобщенной мысли».

Художественный образ воздействует на слушателя гораздо сильнее, так как многочисленные, на первый взгляд второстепенные детали вызывают живое, чувственное восприятие, делают факт нагляднее, реальнее.

Но яркая речевая форма никогда не была для русских мастеров лекторского красноречия самоцелью. В их понимании выразительное действенное слово всегда служило лишь инструментом воздействия, позволяющим глубоко и всесторонне вскрывать сущность описываемых явлений в ходе живого рассуждения с аудиторией. В систему традиций отечественной лекторской школы не укладывались так называемые «певучие лекторы», чарующие слушателя музыкой слова, за которой могло остаться незамеченным содержание.

«В университет слушатели собираются, чтобы научиться, а не насладиться»,— справедливо замечал один из учеников В. О. Ключевского, подчеркивая, что сила влияния заключалась не в самом художественном впечатлении, а в том, что за художником отчетливо был виден мыслитель. Художественная форма выступала могучим средством наиболее полного раскрытия сущности явлений, важным инструментом убеждающего воздействия.

Первым оценил выразительность слова как могучего средства убеждения аудитории Т.Н. Грановский. Опасаясь, что в неумелых руках оно может превратиться в самоцель, в игру, что красноречие может выродиться в краснобайство, он особо подчеркивал зависимость речевой формы от сущности формируемой в слове мысли.

«Художественная оконченность формы,— подчеркивал ученый в речи на университетском акте 1852 г.— возможна только при строгой определенности содержания».

Под изяществом формы он понимал сам и учил видеть других не красоту изложения, изящество слога, но «художественное, на основании общих законов искусства совершенное построение материалов».

Не случайно в воспоминаниях студентов особо отмечается, что яркие, выразительные картины средневековой жизни живо развертывались в лекциях Грановского сначала как бы сами по себе, но скоро за ними незаметно обнаруживались те идеи, гражданские чувства, принципы, которые ученый стремился заложить в сознание и душу молодых.

При всей выразительности лекции Грановского были лаконичны, строги и немногословны, язык их был отточен до мельчайших деталей. Это достигалось и тщательным продумыванием, и логическим выстраиванием содержательной основы, и совершенным чувством стиля и языка, которым обладал ученый.

Яркая, выразительная, отточенная форма речи подлинных мастеров слова всегда отражала и отражает глубокое, хорошо продуманное содержание, является результатом подлинного знания и строгого порядка в мыслях. Выразительные средства используются ученым-лектором лишь тогда, когда, по словам Н. И. Лобачевского, «ими выражается особенная мысль или действительно усиливается выражение». Строгое соответствие художественности речевой формы целям убеждения и содержанию было и остается одной из важнейших традиций русской лекторской школы.

Чем можно объяснить такое пристальное внимание наших выдающихся отечественных ученых к искусству живого слова, их стремление к художественной образности речи? Был ли это особый дар природы, присущий лишь отдельным талантливым личностям и связанный исключительно с их индивидуальной одаренностью, или специальный методический прием, сознательно отработанное мастерство, необходимое им как лекторам и понимаемое ими как средство убеждающего воздействия, неотъемлемый компонент искусства лекторского красноречия?

Часто пишут и говорят об особом артистическом даре Ключевского, ссылаются на особо благодатный материал, который давала ему русская история. Безусловно, Василий Осипович Ключевский принадлежал к людям ярко выраженного художественного тира, был человеком богато и разносторонне одаренным от природы. И материал, несомненно, был удачен! Но здесь вспоминаются известные слова А. В. Суворова, адресованные критикам его воинского мастерства: «Все удача да удача! Помилуй бог! Когда-нибудь должно быть и уменье!»

Сознательно и тщательно отработанное профессиональное умение лектора всегда стоит у Ключевского на первом месте. Обладая научными способностями и бесспорным артистическим талантом, он сознательно отбирал, анализировал и развивал все, что могло сделать его речь более выразительной и доходчивой, а следовательно, более действенной и убедительной. Исследуя и обобщая опыт своих предшественников и коллег, ученый выбирает наиболее плодотворные пути лекционного метода, строго разграничивая научное исследование и публичное изложение его результатов в аудитории.

Лектор обращается не к изучаемому предмету с целью познать его, но к воспринимающему мышлению аудитории с целью зажечь его научной идеей, подтолкнуть к самостоятельному познавательному творчеству. Ключевский считал лекцию одним из важнейших средств воспитания, призванного не только предлагать научное знание, но и направлять к практическому его применению.

В известных афоризмах профессор ясно и образно раскрывает свой метод: «Развивая мысль в речи, надо сперва схему ее вложить в ум слушателя, потом в наглядном сравнении предъявить ее воображению и, наконец, на мягкой лирической подкладке осторожно положить ее на слушающее сердце, и тогда слушатель — Ваш военнопленный и сам не убежит от Вас, даже когда Вы отпустите его на волю...




Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана
Охранные услуги


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru