щёлковский край
 

Внутреннее преставление образности слова.


Стремясь понять любое сложное рассуждение, мы непременно пытаемся представить его себе наглядно, увидеть его мысленно, так как образность мышления обусловлена самой его природой, различна лишь степень выражения этой способности. Так, например, люди, более подвижные эмоционально, более непосредственно чувствующие, имеют, по словам академика И. П. Павлова, постоянную тенденцию за словом видеть реальное впечатление.

Произнесенное слово вызывает в сознании человека сложную цепь представлений и ассоциаций, зрительных и эмоциональных образов, зачастую не менее ярких, чем впечатления, полученные в результате чувственного восприятия внешнего мира.

«Природа устроила так,— писал выдающийся режиссер и актер, известный теоретик и практик советской театральной педагогики К. С. Станиславский, подробно изучавший психологию взаимодействия с аудиторией,— что мы, при словесном общении с другими, сначала видим внутренним взором то, о чем идет речь, а потом уже говорим о виденном. Если же мы слушаем других, то сначала воспринимаем ухом то, что нам говорят, а потом видим глазом услышанное.

Слушать на нашем языке означает видеть то, о чем говорят, а говорить — значит рисовать зрительные образы».

Явление, точно подмеченное Станиславским, относится к процессам, связанным не только со сферой актерской деятельности. В нем проявляется общая психологическая закономерность акта речевого взаимодействия. Ведя обычный диалог, мы не просто слышим слова, которые произносит наш собеседник, регистрируя их смысловое значение, но буквально «видим» то, о чем нам говорят, «чувствуем» вкус, «ощущаем» запах.

Иными словами, наш организм активно включается в процесс восприятия, хотя на органы чувств воздействуют не реальные (зрительные, вкусовые и т. п.) раздражители, а лишь условные сигналы, их отражающие,— слова.

Всем знаком замечательный рассказ А. П. Чехова «Сирена». Сладкоголосой соблазнительницей — сиреной — оказался для проголодавшихся сослуживцев секретарь суда, подробно, аппетитно, «со смаком» живописующий кулинарные картины. Его эмоциональный, образный рассказ о кулебяке, «аппетитной, бесстыдной в своей наготе, чтобы соблазн был», о «горячих, огненных» щах, об утке, «которая только что в первые морозцы ледку хватила», и прочих яствах, вызывает столь зримое ощущение реальных кушаний, что невольные слушатели, у которых «от аппетита истерика сделалась», побросав самые срочные дела, поспешно разбегаются по домам — обедать!

«Стоит мне назначить тему...— отмечает К. С. Станиславский,— как вы уже начинаете видеть так называемым внутренним взором соответствующие зрительные образы. Они называются... видениями внутреннего зрения.

Если судить по собственному ощущению, то воображать, фантазировать, мечтать означает, прежде всего, смотреть, видеть внутренним зрением то, о чем думаешь».

Условным термином «видения внутреннего зрения» (этот комплекс получил еще наименование «образных представлений») К. С. Станиславский обозначил всю сумму наших чувственных, образных впечатлений о предмете или явлении.

Процесс рождения «образных представлений» всегда основывается на прошлом опыте человека, на том, что происходило с ним или в его присутствии и зафиксировано его сознанием. Материалом для «видений внутреннего зрения» служат представления памяти, т. е. впечатления прошлых зрительных, слуховых, двигательных и прочих чувственных восприятий. Сила словесного воздействия непосредственно зависит от свежести и яркости чувственных впечатлений, обозначенных данным словом.

При этом нельзя забывать, что логическая и эмоциональная сферы сознания существуют в неразрывном диалектическом единстве, дополняя и обогащая друг друга.

В процессе речи у говорящего возникают определенные картины внутреннего зрения — образные представления, которые он стремится передать аудитории. Естественно, что образы, рисуемые мысленным взором слушателя, не будут абсолютно совпадать с видениями автора. Они явятся отражением жизненного опыта воспринимающего, будут вызваны к жизни его эмоциональной памятью, его индивидуальным ассоциативным радом, окрашены его субъективным отношением. И все же подсказаны эти картины будут образами, возникшими в сознании лектора.

От того, насколько живо, детально, реально и ярко представит себе лектор предмет рассуждения, будет зависеть не только то, насколько выразительно прозвучит его слово, но и то, как оно будет воспринято, то есть насколько полным и жизненным будет весь круг ассоциаций и образных представлений, которыми слушатель откликнется на речь оратора.

В конечном счете от этого будет зависеть та или иная направленность творческого процесса мышления аудитории, которая должна привести к желаемому результату. Чтобы добиться этого, лектору необходимо пользоваться различными приемами усиления выразительности речи, в первую очередь словесной наглядностью.




Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана
Охранные услуги


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru