щёлковский край
 

Отстоять право на осмысление своей истории, без табу.


И.Р. Шафаревич Выступление Игоря Ростиславовича Шафаревича на «Народном радио» было связанно с выходом в свет издания его книги «Трехтысячелетняя загадка. История еврейства из перспективы современной России». Современная Россия – свободное общество. Более того, среди всей свободы царит не только сама свобода, но и некая чрезмерность – вседозволенность. Эта вседозволенность выражена не только в допустимости, но в терпимости к таким явлениям как порнография, извращения, рекламе публичных домов. В случае же возражений против этих явлений современного общества, возникает негодование и возмущение в адрес возражающих. Часто проявляется кощунство в адрес Православной Церкви и верующих. К примеру, запомнилась Пасха и показ «Последнего искушения Христа» на НТВ в период этого светлого праздника. Допускается и терпится любое очернение России. Некоторые считают, что Россия – это черная дыра, которую населяют кривые и корявые. К слову, достается даже олигархам, не минуют даже президентов, как прошлого, так и настоящего.

Однако во всей этой «чехарде» просматривается одна из тем, на которой лежит негласный запрет, чем характеризуется особое отношение к этой теме, ее особая важность в нашей жизни. Это тема русско-еврейских отношений. В этой теме упразднены плюрализм мнений и упразднено проявление всякой толерантности. Типичной оказалась реакция на недавно изданную книгу Солженицына, написанную автором предельно сдержанно, с лимитированными личными оценками. Книга написана мастерски. Посвящена она больше дореволюционному периоду. Несмотря на это в МК (Марк Дейч) пишут о том, что эта книга не нужна: «Зачем «живому классику» это постыдство – сто лет спустя выяснять, было ли преувеличено газетное сообщение о зверствах погромщиков». Хотя речь идет не просто о некоем газетном сообщении. Речь идет о доминирующем тогда представлении, что установило устойчивое стереотипное отношение к России на сто лет вперед. История в общем и состоит из таких вот исследовательских трудов, однако оказалась затронутой тема, находящаяся под запретом в нашем обществе.

Тема табу нарушена собственно с первых же страниц книги. Заявление: «Я верю, что это история и попытка вникнуть в нее не должна оставаться запрещенной» - стало основной криминальной новостью книги. Редакцией «Международной еврейской газеты» книга причислена к арсеналу орудий «скрытого антисемитизма», и редакция заявляет, что сейчас не время, когда стране необходимо очередное противостояние. Оно, как правило, ни к чему хорошему не приводит. Сообщение в «Аргументах и фактах» от проживающего на Западе писателя Тополя прозвучало еще более красочно. В нем сообщалось, что евреи впервые за тысячелетие пребывания в России получили реальную власть. И теперь согласно мнению «еврейского издания» не то время, когда следует разобраться, как это произошло. Можно предположить, что Тополь несколько преувеличил положение, но ситуация действительно требует обсуждения. И дело далеко не в том, что по выражению Тополя: «у нас вся финансовая власть, а правительство состоит из полукровок Кириенко и Чубайса». И даже не потому, что чистокровным русским тоже хотелось бы управлять и погреть свои руки на богатствах страны. Есть мнение, что при любой форме правления – пускай это время абсолютной монархии, или же время демократического правления – как правило, страной правит очень узкий слой. Если же этот слой перестает ощущать требования жизни, предъявляемые основной массой народа, то все это заканчивается национальной и общегосударственной катастрофой. В противовес способность правильно ощутить эти требования определяет близость к этому народу, что-то похожее на родственность к нему. Государство обрушивается в катастрофу, если эта близость переходит какую-то невидимую, но ощущаемую черту. Подсчитать где находится эта черта невозможно, не существует каких-то критериев или «процентных норм». Основным вопросом сегодня становится вопрос - а не перешли ли мы той черты, после которой катастрофа? Обсуждение этого вопроса вызывает некое неприятие, стремление заставить говорящего умолкнуть любым способом.

История богата на столь болезненные ситуации. Примером может стать время становления советской власти в 20-х и 30-х годах. По мнению некоторых противников этой власти, эта самая власть и была «еврейской». Очевидно, в то время было нарушено некое равновесие, перейдена та невидимая черта. Сегодня такое положение достаточно четко прослеживается на Западе, а особенно в Соединенных Штатах. Ряд аналогичных ситуаций разобран в книге, однако все более кажется, что так называемый «еврейский вопрос» - это вопрос не столько национальный, сколько вопрос власти. Очень часто возникают мнения, согласно которым при установлении новой власти или же при совершении очередного переворота, к власти приходят евреи. Определяется, что подавляющим количеством руководителей новой власти являются евреи. Основы любого конфликта в стране полагаются всегда коренным народом. Эти основы, как правило, приводят к устанавливанию новой власти. Как это произошло в России во времена декабристов. А ведь все началось с Герцена, Бакунина, Чернышевского.

Вполне оправданно появление этнического вопроса в этом процессе. Он не случаен. Важнейшим фактором в осуществлении переворота становится участие в нем этнического меньшинства евреев. Этот фактор достаточно яркий и он наблюдался в нашей истории дважды. Во-первых, это две революции 1917 года как февральская, так и октябрьская. А во-вторых, это переворот в конце 80-х годов начала 90-х – время «перестройки». Объяснение этому феномену можно найти следующее.

Трех тысячелетняя история еврейского народа положила начало выработке ряда факторов, которые стали причиной создания абсолютно уникальной по сплоченности общности, хоть и разбросанной по всему миру. Сплоченность в данном случае понимается как способность заразиться общим доминирующим настроением. Одновременно эта способность выразилась в еще одной не менее уникальной способности идти на большие жертвы. К этому способствовали различные факторы.

  • Одним из таких факторов стала концепция избранности. Из уст журналистки Марголины, переехавшей в свое время из СССР в Германию и проживающей сейчас там, концепция избранности превратилась в мирское чувство превосходства, утратив свое религиозное основание.
  • Следующим фактором можно выделить фактор принципиального отличия евреев от остальных национальностей. Эта концепция усиленно развивалась в талмудической литературе и не оставляла возможности применить какие-то общие мерки по отношению к евреям.
  • Фактор организации еврейской общины в кагале в течение многих веков позволяет утвердить мнение, что такая структура общины была одной из самых тоталитарных общностей в истории. По крайней мере, так утверждает Израиль Шахак, проживающий ныне в Израиле.
  • И еще одним фактором может служить существование сети закрытых для неевреев обществ, что распространены сейчас в США и в Западном мире вообще.

В более широком понимании еврейство под воздействием вышеперечисленных факторов было превращено в незаменимое орудие социальных переворотов. В ряде случаев обнаруживается, как эта струя свободно вливалась в уже существующий конфликт. При этом в этом кризисе усиливались радикальные тенденции и, как правило, происходило укрепление победившей в перевороте партии. Один из современных авторов Д.Фурман сообщает, что во всем мире и везде в революционных движениях роль евреев оказывалась непропорционально больше их удельного веса среди коренного населения. «Большинство политически активных евреев выступало на стороне революции…одновременно устанавливающей тоталитарный режим» - пишет Д.Фурман. Это участие находило себя во время «первично революционного цикла» согласно автору. Ту же логику Д.Фурман наблюдает и в отношении 1989-93 годов.

Это было пережито нами и в период так называемого «застоя». В это время режим правящей коммунистической партии пытался обойтись без фактора поддержки: несколько уменьшал влияние еврейского населения на жизнь, что быстро окончилось крахом.

В химии есть такие вещества как катализаторы, ускоряющие химические процессы и делающие их значительно более интенсивными. В биологии такие вещества обычно называют ферментами. Кажется, что роль евреев в обществе как раз очень схожа на действие таких катализаторов и ферментов. Если приведенные аргументы достаточно убедительны, то дело вовсе не в определяющем вопросе нашей жизни, которого может даже и не существует. Однако этот вопрос важен и во многом существенно влияет на нашу жизнь. От него зависит и наше будущее. Для того чтобы убедиться в этом следует провести мысленный эксперимент.

Уберем волшебной палочкой все влияние евреев на нашу жизнь, начиная с 1917 года и вплоть до революций 1980-х-90-х годов. Кризис все равно надвигался, и без участия евреев страна пережила бы его как-то по иному. Это же умозаключение следует пролонгировать и на наше будущее. Возможность влиять на будущее во многом зависит от способности оценить и осмыслить прошлое. Ведь разум нам дан от природы, и мы являемся людьми разумными. Разум – одно из сильнейших орудий нашей жизни, и мы должны использовать его, чтобы найти свой путь в жизни.

А сейчас пришло время для осмысления одного из важнейших вопросов в истории России: необходимость отстоять право на осмысление своей истории, без устоявшихся норм табу на запретные темы. Именно это стало основой книги Академика И.Р.Шафаревича, собранной и суммированной из отдельных заметок, скопившихся у автора книги на протяжении 25-30 лет.

Академик Игорь Ростиславович Шафаревич



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана во Фрянове
Охранные усл. во Фряново


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru