щёлковский край
 

На Украине строится этнократическое государство. Интервью.


Владимир Алексеев
Депутат Верховной Рады Украины

Корр.: Владимир Геннадьевич, недавно очень пышно отмечался юбилей украинской независимости. Скажите, насколько проект "Украина" удался? Если он не удался, то в чем?

В.Г.Алексеев: Удался он в том, что теперь Украина имеет все атрибуты государственности и тесные связи с западной диаспорой. А в чем не удался? В том, что в 1991 году народ подвигнули сказать "да" независимости только лишь посулами быстрого обогащения, обещаниями того, что на Украине через два года будет уровень жизни такой, как в Европе, если только жители Украины отделятся от Союза и не дадут себя дальше "грабить". Я прекрасно помню, что тогда, фигурально выражаясь, утюг включишь - и тот кричит: "Сколько москали увезли сала с Украины!". Понятно, что такая пропаганда была рассчитана на простаков. Реалии, как видите, сейчас несколько иные - в первую очередь экономические. Т. е. экономические ожидания не осуществились, а, правильнее сказать, осуществились диаметрально противоположным образом.

Что касается демократизации, то на это могу сказать, что под маской демократии у нас строится практически этнократическое государство. Реально осуществляется курс на ассимиляцию нетитульных этносов. Проводится он в достаточно целенаправленной форме. Пример - это выкорчевывание русского языка и культуры из всех сфер жизни. Сейчас практически полностью ликвидировано высшее образование на русском языке, ведется усиленная пропаганда в отношении родителей - что, мол, отдавая своих детей в русские школы, они тем самым закрывают им возможность профессионального роста, карьеры и т.д.

В общем, о демократии при наших условиях говорить не приходится. Права личности растоптаны еще больше, чем в прежнем Советском Союзе, особенно если брать культурно-языковый аспект. Об остальных аспектах можно и не говорить. Так же, как нельзя женщине быть частично беременной, нельзя и государству быть только частично демократическим.

У нас в стране победила не демократия, а национал-демократия. А по моему мнению, разница между демократом и национал-демократом такая же, как между социалистом и национал-социалистом.

По сути дела, то, что сейчас делается на Украине с русским языком и культурой, очень напоминает времена гитлеровской оккупации. Именно тогда наиболее сильно проявилось стремление максимально противопоставить русских и украинцев, такая задача была поставлена оккупантами перед бургомистрами. В Харькове в 1942 году, в марте, вышел приказ обер-бургомистра проф. Крамаренко, где помимо очень знакомых, даже обыденных ныне воплей о завоеванной свободе, об освобождении неньки-батькивщины и пр. шли следующие строки: "...але залишається ганебна більшовицька спадщина... доводиться чути від урядовців, навіть у районових управах, розмови російською мовою... Тому забороняю розмови російською мовою в службовий час в установах. ( ...но остается позорное большевистское наследие... приходится слышать от госслужащих, даже в районных управах, разговоры на русском языке... Поэтому запрещаю разговоры на русском языке в рабочее время в учреждениях. - перев. корр.)" Практика этого бургомистра сейчас вновь осуществляется, но уже на уровне "демократического" государства. Правда, справедливости ради надо сказать, что в отличие от нынешних "демократов", которые проводят свою деятельность по "дерусификации" всеобъемлюще, гитлеровский бургомистр ограничился рабочим временем подведомственных ему госучреждений.

Что касается образования, то при гитлеровцах разрешалось только начальное образование, но самое интересное, что разрешалось оно либо на украинском, либо на польском языке.

Корр.: То есть русский язык исключался полностью?

В.Г. Алексеев: Да. И сейчас то же самое происходит. Ведь одним из трех источников украинской "национал-демократии" являются бывшие гитлеровские колаборанты.

Корр.: Как объяснить тот факт, что при столь явной дискриминации русского языка и культуры крымским татарам выделяют ощутимые суммы на обустройство и никто татарские школы не закрывает?

В.Г. Алексеев: Украина, находясь в гораздо более сложной экономической ситуации, тратит на обустройство одного крымского татарина средств в 400 раз больше, чем Россия - на поддержку одного соотечественника.

Корр.: Чем объяснить столь пылкую любовь властей к крымским татарам?

В.Г. Алексеев: Я как-то беседовал с одним из ответственных работников Верховной Рады (это как пример, как демонстрация проявления подобной идеологии) - так вот, в беседе с ним я говорил о том, что меджлис завоевывает все больше и больше ключевых политических и экономических позиций в Крыму, татары расселяются на стратегически важных территориях, что Черноморский флот вместе с ВМС Украины уже сейчас вчетверо слабее турецкого флота...

Кстати, есть договор еще екатерининских времен, по которому Крым может принадлежать либо России, либо Турции, но никак не третьей стороне. Сейчас все это выглядит вроде бы смешно, но придет время, и в случае разыгрывания "косовского сценария" татарская политическая инфраструктура начнет применять силовые методы, а правовые основания для выделения из Украины уже есть... В этом случае украинцам в Крыму не будет места так же, как и русским. Так вот, этот ответственный работник полностью согласился со мной, но ответил мне на это буквально следующее: "Нехай Крим краще загарбають турки, аби тільки москалям не дістався".

Корр.: Т.е. Вы допускаете, что в будущем Крым может стать "горячей точкой"?

В.Г. Алексеев: Все, кто анализирует ситуацию, прекрасно понимают, что сейчас закладывается взрывчатка. Она может взорваться, может не взорваться. Но то, что она закладывается, это однозначно. А желающих поднести фитиль будет очень много.

Корр.: Насколько справедлива информация об уже отпечатанных в Турции паспортах крымско-татарской республики, подготовке боевиков?

В.Г. Алексеев: Я не буду обсуждать сведения, о которых я только слышал, но скажу о том, что я знаю как законодатель. Вы знаете, наверное, что согласно существующему украинскому законодательству деятельность незарегистрированных организаций запрещена. Любых. А членство в такого рода организациях является преступлением. Так вот, меджлис крымско-татарского народа, о котором здесь все говорят, с которым ведут переговоры и пр., не зарегистрирован, не подавал документы на регистрацию и подавать их не будет. Когда же я поставил этот вопрос перед Минюстом и Генеральной прокуратурой, то получал ответ, что меджлис действует не на основании законов Украины, а на основании рекомендаций ОБСЕ. Такого даже на подмандатных территориях не было. Для татар делается исключение. Для разрешения своих проблем им официально разрешено находиться вне правового поля Украины!

Корр.: Было бы дано такое право организациям русским или русинским?

В.Г. Алексеев: Конечно, нет. Татары находятся в привилегированном положении.

Корр.: Чем это объясняется?

В.Г. Алексеев: Психологически, я думаю, убожеством и мазохизмом украинских нацистов. Энгельс как-то назвал Африку "заповедным полем охоты на чернокожих". Так вот, для татар и турок Украина и была именно таким полем. Ведь за триста лет татары угнали с территории нынешней Украины и продали в рабство в Турцию около 2 млн. человек. Очевидно, генетическая память и мазохистские наклонности заставляют украинских наци поддерживать антиславянские политические устремления лидеров крымских татар.

Корр.: Кого именно в политическом спектре Украины Вы относите к украинским наци? Партии, организации, личности?

В.Г. Алексеев: Я уже говорил, что наша нацонал-демократия имеет такое же отношение к демократии, как национал-социализм - к социализму.

Корр.: Т.е. Вы все национал-демократические партии тоже относите к ним?

В.Г. Алексеев: У них очень хорошо расписаны роли, там есть крайне радикальные, есть умеренные, но все они играют на одном поле и в одну игру. Даже бывает так, что умеренные говорят, указывая на радикалов: мол, видите, какие они экстремисты? Лучше им уступить, а то натворят чего-нибудь. За год до визита Папы Римского планировался крестный ход православных вдоль Днепра через три республики, благословленный Патриархом Алексием II. Крайне радикальная УНА-УНСО заявила, что она устроит теракты. Вместо того, чтобы пресечь готовящееся преступление и привлечь функционеров этой организации к ответственности, власти предпочли сказать: "Откажитесь от крестного хода, ведь они готовят теракты!". Т.е. радикалы выполняют свою роль на этой шахматной доске, выдвигают сверхрадикальные требования, а умеренные нацисты, пользуясь этим, как альтернативу продвигают свои требования, не столь радикальные, но столь же губительные.

Корр.: Кто более эффективно проводит политику украинского национализма на Украине - национал-демократы или радикальные националисты?

В.Г. Алексеев: Они отличаются друг от друга только формально по месту в политическом спектре. Они все проводят одну политику. Но я бы сказал, что "украинские националисты" - название достаточно условное, больше подошел бы термин "украинские этнократы". Патриотизм - это любовь к своему народу, национализм - ненависть к чужому, а от украинских этнократов украинский этнос пострадал не меньше, а в некоторых случаях - даже больше, чем все остальные этносы Украины.

Вам, наверное, интересно будет узнать, что с подачи этнократов Конституционный суд Украины в декабре 1999 года принял решение, согласно которому украинцам запрещено обучать своих детей в русских школах. При том, что в украинских школах преподавание русского языка практически прекращено. К чему это приведет, нетрудно спрогнозировать: украинские дети будут знать только один язык - украинский, а дети из русских семей - и украинский, и русский. Излишне говорить, кто из них будет более конкурентоспособен на рынке труда, в бизнесе, в информатике, в науке... Впрочем, наш Конституционный суд на этом не остановился и в июле 2000 года отменил ратификацию Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств. Очевидно, уверовав в то, что европейские нормы прав человека противопоказаны нашей державе. А сейчас этнократы умудрились получить подпись Президента под новым проектом ратификации Хартии, который существенно сужает права граждан, попирает Конституцию, противоречит самой Хартии и вводит и Президента, и саму державу в конфликт с Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. А рассмотрение нарушений Конвенции - прерогатива Европейского суда по правам человека. Большую подлость трудно представить: те, кто устраивал уличные беспорядки, чтобы сбросить Президента, сейчас использует его для обтяпывания своих делишек, одновременно дискредитируя этим его, в том числе и перед международными правовыми организациями.

Впрочем, это их обычная тактика. Украинские нацисты вырезали во время второй мировой войны до 200 тыс. поляков, и в Польше есть Институт национальной памяти, который занимается сбором информации о геноциде поляков. А у нас активно навязывается другая версия, согласно которой украинские националисты не убивали поляков, не преследовали евреев, не воевали с советскими партизанами, а доблестно сражались с немцами и освобождали Украину. Правда, никогда не называется цифра убитых ими солдат вермахта, и не приводится ни одного названия не то что города, а хотя бы хутора, который бы они от немцев освободили. Но это неважно. Если человеку все время говорить, что он свинья, он рано или поздно захрюкает, так и здесь - все время твердят, что солдаты УПА - герои, герои, герои...

Корр.: Чем объяснить предложение уравнять ветеранов УПА и ветеранов Великой Отечественной войны, ведь день победы над немецко-фашистскими захватчиками на Украине - государственный праздник?

В.Г. Алексеев: Разным восприятием этой проблемы в разных регионах державы. Дело в том, что население Украины состоит из трех основных этнических групп. Первая - русские Украины, или южноросы (согласитесь, что русские Украины отличаются от русских Архангельска), вторая - собственно украинцы, или малоросы, и третья - галичане. Первые две - это представители одной цивилизации, имеют один менталитет, общую историческую судьбу (по крайней мере, последние 350 лет). Что касается галичан, то раньше их называли "рутены" или "галицкие русины". Это совершенно отдельная нация, которая украинцами стала называться лишь на рубеже XIX - XX веков и которая живет в составе Украины относительно недавно, со времен Пакта Молотова-Риббентропа. Они сформировались в совершенно иных исторических условиях, у них совершенно другая история, другая культура, другой менталитет, другие геополитические ориентации, иная религия. Поэтому общее у них с украинцами только название. И именно эта агрессивная часть доминирует сейчас на Украине, особенно в идеологии и в гуманитарной сфере. И в украинской политике именно представители галицкого этноса являются носителями патологической русофобии, зачастую принимающей параноидальные формы.

Это тема отдельного большого разговора, но если коротко сказать, то в Галиции с середины XIX века было два политических течения - австрофилы и русофилы. Первые всячески поддерживались австрийскими властями, вторые - подавлялись. Но перелом произошел только в ходе Первой мировой войны, после отступления в 1915 году русских войск из Галиции. Тогда в условиях военного времени австрийские жандармы уничтожили, по разным данным, от 80 до 400 тысяч русофилов. Люди старшего поколения в Галиции до сих пор помнят слово "Талергоф". Именно в этом австрийском концлагере, и в Терезине тоже, были уничтожены тысячи галицких интеллигентов-русофилов и православных священников, и после этого в Галиции в образованной части общества стали доминировать русофобски настроенные австрофилы, которые и определили перекодировку сознания галичан. Еще в начале 30-х годов число назвавших себя при переписи в Польше "украинцами" и "русинами" было примерно равным, еще сохранялось русинское самосознание. С включением этих территорий в состав Украинской ССР ему пришел конец. Сейчас лишь в Закарпатье (Подкарпатская Русь) существует русинское движение, очень слабое.

Такая же перекодировка сознания, которая была осуществлена поляками и австрийцами в отношении галичан, производится сейчас галичанами в отношении всей Украины. Только средства воздействия на сознание на несколько порядков более мощные. При этом активно эксплуатируется австро-галицкая идеологемма второй половины XIX века: "Любить Украину - значит ненавидеть Россию, быть украинцем - значит отказаться от своей кацапской родни". И пока российские политики разглагольствуют об улучшении межгосударственных российско-украинских отношений, тут происходит создание нового человека. Одни борются за заводы и трубы, другие - за мозги. В конце-концов заводы и трубы на Украине будет иметь тот, у кого в подчинении будут мозги. Точнее тот, кто будет их контролировать. Этого не хотят понять. Вопросы языка и сохранения информационных связей считаются чем-то второстепенным и даже раздражающим. А на самом деле это очень хороший индикатор того, идут ли реальные процессы сближения или это всего лишь его имитация.

Корр.: Есть у русского языка будущее на Украине?

В.Г. Алексеев: Русский язык - один из мировых языков, и, конечно, у него есть будущее. Дело в несколько ином аспекте. Препятствовать ли гражданам Украины в получении знаний из огромного массива на русском языке или не мешать? Мне говорят, что я борец за права русскоязычного населения - да ничего подобного! Я отстаиваю право граждан самим выбирать язык общения и иметь доступ к огромному культурному пласту и к третьей в мире по величине научной библиотеке.

Для меня и Пушкин, и Шевченко одинаково дороги и святы. Поэтому когда ко мне приходят убогие и говорят, что от Пушкина я должен отказаться, потому что он отныне является представителем чуждой и даже враждебной культуры, я воспринимаю это как попытку переполовинить мою душу. Это мой личностный аспект - почему я этим занимаюсь.

В цивилизационном аспекте - я не хочу, чтобы украинцы стали галичанами, не хочу, чтобы они жили с русскими, как хорваты с сербами. Пока у нас этого нет, но все к этому идет.

Корр.: Т.е. из украинцев хотят сделать хорватов?

В.Г. Алексеев: Да. В данном случае - галичан.

Корр.: Как Вы относитесь к идее некоторых западноукраинских интеллектуалов создать Западноукранскиую Республику?

В.Г. Алексеев: Она малореальна, поскольку сами национал-демократы, когда отделились от Союза, первым делом написали в Конституции и в Уголовном Кодексе Украины - вот, мы отделились - это хорошо, но вот от нас отделяться уже нельзя, ибо это - уголовное преступление. Но вообще эти устремления отражают неоднородность Украины, отличия между Западной и остальной Украиной.

Но еще, конечно, это отражает синдром "выброшенных за ненадобностью". После отделения Украины руководящие кресла заняли ушлые партийцы, которые идеологию сменили, как новый галстук к костюму. А раскрутившие весь процесс суверенизации "национально свидомые" оказались выброшенными за борт. Отсюда - их жажда "получить свое", проявляющаяся, в частности, в криках о необходимости "украинской власти", в проектах т.н. "Западноукраинской республики".

Корр.: Может быть, сейчас национал-демократы начинают вытеснять бывших партийных деятелей? Или это не так?

В.Г. Алексеев: Не так. Не национал-демократы приватизировали Украину, не они разделили ее на сферы влияния, не они контролируют финансовые потоки. Их только используют по мере надобности.

Корр.: Как Вы относитесь к идее федерализации Украины?

В.Г. Алексеев: К сожалению, на данном этапе эту идею можно рассматривать лишь как ретроспективу, в лучшем случае - отдаленную перспективу. Потому что в 1996 г. была принята Конституция Украины, согласно которой Украина является унитарным государством, причем внести поправки в этот раздел Конституции очень сложно. Конечно, федерализм для такого разнородного государства, как Украина, был бы желателен и даже спасителен. Это было бы благоприятно и с точки зрения экономического развития, потому что в таком случае предусматривался бы совершенно иной налоговый порядок, стимулирующий экономическое развитие регионов. Т.е. при принятии Конституции решался вопрос: либо деньги будут собирать сами области и регионы и выделять суммы на общегосударственные нужды (армия, милиция, транспорт, связь и т.д.), либо центр будет все выгребать и потом распределять. Понятно, что тот, кто будет распределять, заведомо будет находиться в лучших экономических условиях и контролировать всех остальных. Поэтому унитаризм победил. Выдвигался еще антитезис, что федерализация приведет к развалу Украины. Но ведь не разваливаются же федеративные Германия, Мексика. Даже федеративная Нигерия - и та не разваливается.

Галичане были заинтересованы в унитаризме, потому как это дотационный регион, и унитаризм гарантирует им дополнительные вливания. На Востоке же в это время внушали - да ведь все равно, как называть...

Корр.: Почему Западная Украина, являющаяся дотационным регионом, доминирует в сравнении с Восточной Украиной?

В.Г. Алексеев: Потому что Западная Украина имеет свою идеологию. Имеет концептуальное понимание того, что ей нужно делать. На Востоке этого нет.

Корр.: Почему на Востоке этого нет? Густонаселенный, промышленно развитый регион, нет недостатка в интеллигенции. Почему там не могут сформировать свои требования и как-то их выражать?

В.Г. Алексеев: Чтобы сформировать требования, нужно концептуально понимать, что ты хочешь. По-моему, даже в России еще не понимают концептуально, чего хотят. А идеология Украины "Геть вид Москвы!" была сформулирована, разработана еще в Австро-Венгрии, воспринята галичанами и все советское время она существовала, подпитывалась эмигрантскими центрами, и после падения СССР, когда образовался идеологический и политический вакуум, быстро заполонила Украину. Масса бывших партработников, которые ничего не умеют, кроме как вести куда-нибудь народ чего-то строить, поняла, что сохранить свое положение можно, если вместо строительства коммунизма заняться строительством "державности". Правда, методы и средства они при этом применяют те же, способ мышления у них тот же, да и результат их деятельности нетрудно спрогнозировать...

Мы как-то построили любопытную схему с одним моим приятелем-аналитиком. Почему русскоязычные чиновники в регионах начинают выдавливать из сферы управления, образования, информации русский язык? Потому что это инспирируется по исполнительной вертикали из Киева. Правда? Правда. Т.е. киевский чиновник принимает решения под влиянием идеологии, которую продуцируют галичане и которая сейчас практически заполонила наше общественное сознание. Но галицкие политики тоже не самостоятельны. Они завязаны на соответствующие центры диаспоры в Мюнхене и Торонто, где все эти идеологические разработки не прекращались даже в самые трудные для эмиграции времена. А эти центры связаны со спецслужбами стран пребывания, которые действуют в интересах своих стран. Вот модель идеологического управления Украиной. А потом мой приятель-аналитик нарисовал мне аналогичную модель, но уже действующую в сфере экономического управления Украиной...

Ведь и я, и другие боремся не с равными себе. Нам противостоят ломы, которые всунуты в наш дом и которые ворочают снаружи.

Корр.: Академик Петр Толочко сказал как-то, что украинцы еще не сформировались как политическая нация, и представляют собой только этнос. Как Вы думаете, почему?

В.Г. Алексеев: Потому что нацию пытаются сформировать на этнократических началах. На противопоставлении различных этносов, волею судьбы оказавшихся в составе Украинской ССР, позже преобразованной в независимую украинскую державу. Иными словами, есть титульные, а остальные, проживая в исконных местах своего расселения, будут если не чужаки, то, по крайней мере, не такие. Как сказал академик Амосов, "русские на Украине сейчас граждане еще не второго сорта, но уже и не первого". Этнократизм раздирает людей. Русская часть населения стала перед выбором - либо противостоять, либо ассимилироваться. Довольно многие быстренько бросились ассимилироваться. Такие всегда есть. Думаю, если бы пришли папуасы, то нашлись бы и такие, кто оделся бы в набедренную повязку и продел кольцо в нос. Конформизм везде существует. Правда, вряд ли украинский этнос получит за счет этой прослойки достойное пополнение. Ведь насильственная ассимиляция всегда порождала ненадежных сородичей, готовых вновь "преобразоваться", как только возникнут причины для этого. Думаю, что умные этнократы это прекрасно понимают и уже поставили жирный крест на надеждах перебежчиков вкусить от льгот "титульной нации". А если при этом еще учесть, что "Боливар не выдержит всех"...

Да, у нас нет политической нации. Есть два сильных разнонаправленных вектора. Что бы ни говорили о невыразительности Восточной Украины, она ментально и экономически ориентирована на Восток. Одна цивилизация, никуда от этого не денешься. Хотя этот вектор всячески подавляется. Западная Украина - это периферийная часть западной цивилизации, ее вектор направлен в другую сторону. И в таких условиях теоретически создать нацию можно либо на условиях общенационального консенсуса, либо силовым подавлением одной из частей. Излишне говорить, что необходимым условием реализации первого пути является государственное двуязычие, а второй путь возможен лишь в жестко тоталитарном государстве, жить в котором опасно не только для инакомыслящих (равно как и для инакоговорящих и инакопишущих), но и для его самых убежденных приверженцев. Тот, кто не согласен с последним тезисом, пусть вспомнит судьбу старых большевиков.

Корр.: Возможен ли третий путь для Украины? Ни с Западом, ни с Россией?

В.Г. Алексеев: Возможен. Как попытка сесть между двумя стульями.

Корр.: Насколько возможно присоединение Украины к Союзу России и Беларуси в какой бы то ни было форме?

В.Г. Алексеев: Без предварительного подавления галицкой идеологии и выдавливания ее приверженцев из структур власти это невозможно. Без этого будет бешеное противодействие с их стороны - вплоть до новых "кассетных скандалов", организации массовых беспорядков, когда на улицы будут выводить тысячи истеричных, обманутых или попросту купленных людей. Эта идеология губительна для Украины, ибо лишает ее экономической базы для существования, которая всегда была на востоке - рынки сбыта, сырьевые источники. Другое дело, что эта идеология необходима как неотъемлемый элемент при реализации геополитических разработок З. Бжезинского, один из краеугольных камней которых - противопоставление и взаимное ослабление Украины и России.

Кроме того, квазиолигархические группы, возникшие после провозглашения независимости, понимают, что в противостоянии с аналогичными российскими группами они проиграют. Эти стимулирует их противодействовать единению.

Т.о., галицкая идеологическая составляющая, являясь основой реализации внешних планов относительно Украины, одновременно совпадает с экономическими опасениями этих квазиолигархических групп. Такая вот смычка.

Корр.: Почему Вы наших олигархов называете "квази"?

В.Г. Алексеев: Потому что по сравнению с российскими они действительно "квази".

Интервью взял Богдан Безпалько



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана во Фрянове
Охранные усл. во Фряново


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru