щёлковский край
 

Украина и Россия. Что делать? Манекин Р.В.


Украина и Россия. Что делать? Манекин Р.В. политолог

Настоящая работа посвящена анализу современных российско-украинских связей. И, прежде всего, имеет целью вырабатывание ясного представления о том, кем для России является на данный момент Украина: стратегическим партнером, геополитическим конкурентом или враждебным государством?; и, - делаем вывод - как правильно строить с ней отношения: как с другом, соперником или откровенным врагом? Но данная цель - не единственная.

Должны и способны ли мы влиять на облик российско-украинских связей?; что означает на данный момент, и что должен подразумевать под собой термин: "российско-украинские отношения" - союз, единение или противостояние?; и, - в конечном счете, - что нужно делать для того, чтобы достичь оптимальной (с позиции интересов России) конфигурации российско-украинских связей - вот те проблемы, которые ставятся здесь в аспекте прикладной политологии.

Уйти от них (этих вопросов) - невозможно: Украина исторически обречена быть соседом России; ответы на них - очевидно находятся на путях исследования социальной действительности по трем фундаментальным направлениям - геополитическому (это поможет нам правильно сформулировать существо наших интересов на Украине), политическому (включая социальные аспекты) и экономическому.

Конечной целью настоящей работы является вырабатывание адекватной программы конкретных действий, ориентированной на оптимизацию российско-украинских связей (разумеется, - исходя из интересов Российской Федерации), либо - что тоже возможно - констатация невозможности существования таковой.

Часть первая. Украина в системе геополитических приоритетов Российской Федерации.

На современном этапе перед российской государственностью, с нашей позиции, стоит основополагающая дилемма: самоидентификации, осознания своих внутри и внешнеполитических приоритетов.

В свою очередь, иерархия внутри и внешнеполитических приоритетов должна быть обусловлена четкой политической позицией.

Указанную политическую платформу можно было бы сформулировать предельно ясно: в ее основе лежит общепонятное чувство самосохранения народа и державы, стремление воспрепятствовать радикальной стратегической переориентации геополитического ареала исторического государства российского на новых партнеров, полной перемене политической ситуации вокруг России, желание трансформировать протекающие на площади бывшего СССР энтропийные процессы - процессы разложения общества и державы - в процессы негэнтропийные - тенденции к приращению порядка и качества жизни на площади РФ.

Система внутриполитических приоритетов Российской Федерации в данной работе не рассматривается.

Что же касается приоритетов внешнеполитических, то их вырабатывание, по нашему мнению, в настоящий момент с неотвратимостью должно исходить из признания двух негативных факторов: объективного ослабления стратегического (экономического, военного, культурного, проч.) потенциала РФ - наследницы бывшего СССР и (после поражения в "холодной войне") потери РФ статуса "второго полюса мира".

В свете сказанного, иерархия внешнеполитических интересов РФ на данный момент, по нашему мнению, должна иметь четыре "яруса", а именно:

- взаимодействие со странами т.н. "ближнего зарубежья" с целью установления максимально тесных, желательно, союзнических связей, в которых ведущую роль будет играть Российская Федерация;

- взаимодействие со странами Восточной Европы с целью вовлечения их в орбиту реализации геополитических интересов Российской Федерации;

- взаимодействие с державами Ближнего и Дальнего Востока в целях реализации программы "многополюсного мира";

- взаимодействие с западноевропейскими державами в целях дипломатического обеспечения решения поставленных задач.

Конечной целью внешней политики РФ, с нашей позиции, должно стать восстановление утраченного статуса глобальной державы.

Исходя из реалий на данный момент, ни одна из обозначенных выше задач не может быть успешно разрешена вне понимания существа позиции и роли США в развитии интересующих РФ политических процессов, с целью умелого использования ее (этой позиции) достоинств и недостатков.

Наиболее актуальной из перечисленных задач, с нашей позиции, является дилемма оптимизации связей РФ со странами "ближнего зарубежья", поскольку:

во-первых, ipso facto прагматические отношения с ближайшими соседями являются обязательным условием проведения продуктивной внутри и внешнеполитической деятельности;

во-вторых, правильная организация взаимодействия РФ со странами СНГ может стать первым шагом на пути преломления энтропийных процессов на площади бывшего СССР;

и, в третьих, ослабление стратегических позиций Российской Федерации делает дилемматичным проведение продуктивной внешнеполитической линии на европейском или азиатском геополитических направлениях; в то время как, для изменения в свою пользу ситуации в странах СНГ и Прибалтики, у нее и на данный момент достаточно мощных рычагов.

И, в силу сложившихся внутри и внешнеполитических обстоятельств, Украине при решении поставленной задачи отводится особое место.

УКРАИНА - КЛЮЧЕВОЕ ЗВЕНО В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ОТНОШЕНИИ СТРАН "БЛИЖНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ".

Особая роль Украины в формировании иерархии внешнеполитических приоритетов РФ основывается на понимании следующих моментов, а именно:

1. Исходным пунктом российской государственности является Киевская Русь. Окончательное разделение Украины и России ставит под сомнение историческую преемственность государственной власти в РФ. Без Украины история России не имеет начала и, делаем вывод, лишается смысла. Государство, не имеющее истории, не имеет и исторических перспектив. Возвращение Украины в сферу российского воздействия в историософском плане является (по выражению И. Канта) "условием возможности" существования российской государственности.

По другому мнению исторически, украинское государство представляет собой совокупность русских земель, насильственно отторгнутых от России в XIY-XVIII вв. Украинская мысль, как таковая, сформировалась на рубеже XIX-XX вв. Следовательно, вне союза с Россией, украинская государственность также не имеет исторического обоснования, и, значит, и не имеет устойчивой будущности.

2. По своей природе, исторической традиции, цивилизационному типу смотри работы Г.Федотова- Россия является континентальной империей. Сущность империи состоит в объединении под эгидой сильной власти различных народов по принципу цивилизационной идентичности. В Российской империи (как бы в различные времена она не называлась) империообразующими нациями являлись восточнославянские народы: великорусский, белорусский, украинский. Окончательное государственное разделение великорусского и украинского народов ставит под сомнение существование Российского державы, как имперского образования (не случайно З. Бзежинский в свое время утверждал: "Россия без Украины - не империя"). Если Украина бесповоротно будет избыта из орбиты цивилизационного воздействия России, то, в этом случае, лишаются всякого историософского смысла попытки Москвы удержать под своей эгидой Грозный, Казань, Якутск и т.д. Другими словами, государственное разделение Украины и России является объективным источником распада российской государственности. Отсюда - воссоединение Украины и России на кондициях исторической преемственности (т.е. путем преодоления украинской национальной идеи) является необходимым условием возрождения России, как субъекта глобальной истории.

3. Значение Киева в контексте восточнославянской цивилизации отнюдь не ограничивается ролью "матери городов русских": Киев является колыбелью русского православия и, тем самым, ключевым звеном поствизантийского цивилизационного пространства. Традиционно (см. раб. Ильина), русская мысль развивается в контексте православия. Как показывает исторический опыт, государственное разделение Украины и России с неотвратимостью влечет за собой разрушение конфессионального единства Русской Православной Церкви. Имеющий место раскол Украинской Православной Церкви Московского Патриархата в исторической перспективе ставит под сомнение конфессиональную преемственность РПЦ, и, как результат, ведет к деградации поствизантийского цивилизационного пространства. В итоге подрывается духовная среда обитания русского народа и, делаем вывод, - сами основы его существования.

4. Значительная часть площади Украины (Новороссия, Крым, Восточная Украина) колонизирована выходцами из Великороссии. В сущности, в этническом отношении, указанные регионы - российская территория. Таким образом, в известном смысле, украинская дилемма - это дилемма украинских Судет.

По другому мнению этнические различия малороссов и великороссов столь малосущественны, что их политическое разделение скорее порождает исторические недоразумения (вроде украинской Директории начала XX века), нежели устойчивые государственные образования.

В историсофском смысле соперничество Москвы и Киева есть прямой аналог библейского противостояния Каина и Авеля. Вместе с тем, отказ России нести моральную ответственность за исторические судьбы народов населяющих Украинское государство (включая великороссов), в общественном сознании оказывается тождественен отказу матери от своего - пусть даже блудного - сына. Нарушение моральных основ существования социума, когда оно совершается на уровне общественного деяния, с неотвратимостью влечет за собой разрушение нравственного облика народа и может иметь далеко идущие ментальные последствия, вплоть до разрушения этнической общности, которую сейчас называют русский народ.

5. Восстановление адекватных связей России с Украиной имеет громадное геополитическое значение. В геополитическом смысле союз Украины с Россией означает выход России к Черному морю, и далее - на Балканы, к Черноморским проливам, на Ближний Восток и, в целом, в Азиатский регион. Возрождение реального союза Украины и России обеспечит усиление позиций РФ в Средиземноморье, Центральной Европе, в том числе, и в контактах - прежде всего - с Германией, Восточноевропейскими державами, затем и - с Англией, Францией, Скандинавскими странами. Оптимизация связей Украины с Россией будет способствовать эффективному противостоянию исламской угрозе. Если говорить в целом, возращение Украины в орбиту политического воздействия Российской Федерации снимет вставший в последнее время в полном объеме "Восточный вопрос" и, в конечном счете, вернет России статус глобальной державы. И все это имеет сугубо практическое значение. Не случайно, не так давно на сессии Всемирного банка Джеффри Сакс, практически вернувшись к терминологии Рикардо и Адама Смитта, сказал, что географическое положение наполовину решает успешность и развитость экономики, а удаленность от портов и судоходных рек - лишает государство половины доходов.

6. Украина имеет чрезвычайно выгодное транзитное положение. Через ее территорию проходят важные пути поставок в Западную Европу российских энергоносителей. Неурегулированность связей России и Украины заставляет последнюю искать альтернативные маршруты транзита углеводородов. Отсюда - оптимизация российско-украинских связей может стать значимым источником пополнения государственного бюджета РФ.

7. В годы советской власти народное хозяйство Украины формировало значительный сектор экономического потенциала СССР. Сельское хозяйство, машиностроение, угледобывающая и химическая промышленность, атомная энергетика - все эти отрасли составляли основу экономики Украины. При этом, в значительной своей части, экономика Украины была (да, и сейчас, в не малой степени, остается) ориентированной на Россию. После распада Советского Союза, от разрушения хозяйственных связей на Украине более всего пострадали те отрасли реального производства, которые имели рынки сырья или сбыта в России. Между тем, и на данный момент Украина обладает большим экономическим потенциалом, нежели, скажем, республики Средней Азии (исключая нефтеносный Туркменистан). При наличии продуманной экономической политики, при наличии сильной политической воли, развитие кооперации с украинскими предприятиями может стать существенным фактором возрождения экономики и Российской Федерации, и Украины.

Однако, реализации геополитических интересов Российской Федерации препятствуют четыре взаимосвязанных фактора, а именно:

- недружественная РФ позиция киевского руководства;

- внешнеполитическая стратегия Соединенных Штатов Америки и их европейских соратников;

- политика нового европейского лидера - Федеративной Республики Германии;

- внешнеполитические установки государств - носителей мусульманских и католических (в данном вопросе - они едины) и - на современном этапе - протестантских религиозных традиций.

Рассмотрим механизм их действия.

А) Украина и Россия, как враждебные державы.

Можно привести множество примеров недружественной политики суверенной Украины по отношению к России: здесь и участие Киева в блоке ГУУАМ, имеющем явно антироссийскую направленность, и факт отсутствия подписи президента Украины под Уставом СНГ и Договором о коллективной безопасности, и шаткая позиция руководства страны в "балканском вопросе", и бесконечные споры российского и украинского внешнеполитических ведомств вокруг Севастополя, Крыма и Черноморского флота, и дискриминационная политика деруссификации, проводимая администрацией Кучмы и т.д., и т.п.

Каковы истоки указанного положения вещей?

Мы бы выделили три основные причины, имеющих разный масштаб, но одни и те же последствия.

1. Украинская политическая элита - от коммунистов до "руховцев" - использовала и продолжает использовать идею национальной независимости для бесконтрольного грабежа собственного народа; и - в конечном счете - для личного обогащения. Проблема воссоздания союзного державы в сознании киевского политического руководства непосредственно связана с вопросом об ответственности за совершенные преступления.

По своей структуре украинская политическая элита - однородное (гомогенное) образование. Вся она - от региональных лидеров и лидеров украинских политических группировок до администрации президента Кучмы - пронизана многочисленными семейными, родственными, экономическими (включая криминальные) связями. Союз с Россией для украинских политиков означает конец неограниченного контроля над национальными ресурсами. Поэтому любое движение в сторону "от России" воспринимается в Киеве, как пролонгация status quo.

2. Указанными настроениями украинской политической элиты умело пользуются носители т.н. "западенськой" идеологии в киевском политическом раскладе.

"Западенцы" - или, иначе говоря, "галичане", - в сущности, возводят на уровень государственной политики местные и местечковые умонастроения, приобретшие за последние пять веков, облик освященной временем традиции.

Что имеется в виду?

С древнейших времен этническая общность, в среде которой зародилась галицийская "самостийническая" идеология находилась под властью иноземцев: Польши и Австро-Венгрии. В итоге на Западной Украине перманентно воспроизводилась своеобразная этнокультурная ситуация: каждая из "профильных наций" тех государств, в состав которых входила Галичина, прилагала известные усилия к ассимиляции ее населения; и - соответственно - вопросы сохранения самобытной культуры оказывались для галичан проблемой самосохранения нации. Когда же в 1939 году в Западную Украину пришли советские войска, идейные галичане восприняли этот акт, как очередную аннексию. При этом фактор этнического родства с населением остальной Украины, воссоединение с которым стало возможным благодаря "агрессии Советской империи"", галицийскими "самостийниками" игнорировался.

Политическим идеалом "галицийской группировки" в киевском политическом руководстве является "незалежна Украина вiд Сяну до Дону" (ареал этнического расселения украинцев). Исторически - как уже говорилось - данная идеология сложилась в конце XIXв. Точнее говоря, она была искусственным образом "выращена" австро-венгерскими имперскими чиновниками с целью внести раскол в движение галицийских "москвофилов" в преддверии Первой Мировой войны. Как всякая новая мысль, мысль независимости Украины строилась на отрицании существовавшей культурной традиции, рассматривающей две ветви единого народа - великороссов и малороссов, в качестве субэтносов одной великой нации. Как все неофиты, галицийские "самостийники" во все времена отличались и сейчас отличаются сугубой нетерпимостью к инакомыслящим и радикальностью политических решений. Не случайно, сами украинские политики на данный момент говорят о том, что "эти люди ("западеньци" - Р.М.) готовы сражаться за "незалежнисть" Украины до последнего украинца, (не говоря уже о "схидняках" - восточных украинцах, которых они и "природными"-то украинцами не считают!)". И культурологически вполне обоснованно, что, в силу отсутствия прочной исторической памяти, в силу неосознанного отторжения исторической реальности, Россия в представлении "галичан" рисуется "Империей Зла", "тормозом" на пути "приобщения" Украины к "европейской цивилизации".

Как говорилось выше, в настоящий момент "галицийская" идеология в целом соответствует своекорыстным интересам украинской правящей политической элиты, что оказывает непосредственное влияние на вырабатывание политического климата российско-украинских связей.

3. С позиции многих известных аналитиков, дилемма российско-украинских связей состоит в том, что, будучи самостоятельной, Украина по определению становится враждебным России государством. Эта антиномия заложена в самой логике исторического развития. И ее причина - как не парадоксально это звучит на первый взгляд - заключается в генетической общности двух славянских народов.

Конкретно: если русские и украинцы, имеющие единую историю, культуру и язык (с диалектными различиями, меньшими чем у баварцев и саксонцев), будут едины в целях своей внешней и внутренней политики, то исчезает побудительный мотив и историческая логика в существовании суверенной Украины. По другому мнению коль скоро Украина юридически окончательно утверждает свою самостоятельность, то это требует обоснования отличными от России духовными и идеологическими устремлениями, отличными геополитическими и военно-стратегическими ориентирами.

Киевская политическая элита стремится к бесконтрольному управлению страной. Галицийская политическая группировка осуществляет идеологическое обеспечение указанной политической программы. В итоге Украина с неотвратимостью оказывается в стане геополитических соперников Российской Федерации. И вне зависимости от того, какие политические силы находятся в данный момент у власти в Киеве, описанное положение вещей с неотвратимостью будет воспроизводиться до тех пор, пока Украина будет сохранять свою независимость. Такова логика исторического развития.

Б) Роль и место Украины в геополитических раскладах США и их европейских соратников.

На самом деле, во внешнеполитических раскладах США и их европейских соратников основное внимание уделяется, конечно, России. И это понятно: Россия, - повторимся - по своей природе, историческому опыту и культурной традиции, географическому положению, составу населения, проч. (см. Н. Бердяева) не может существовать иначе, нежели в качестве империи - конгломерата цивилизационно идентичных народов, скрепленного сильной государственной властью. И, в этом смысле, даже без отделенных республик, Россия объективно представляет собой мощную силу, способную противостоять далеко идущим планам по установлению "нового мирового порядка", откуда бы они не исходили. По другому мнению как уже говорилось выше, Россия в союзе с Белоруссией и Украиной сама способна ставить и решать проблемы мирового масштаба. Вот почему основной целью США, как мирового лидера, и их соратников из Европы на данный момент является недопущение союзнических связей между братскими державами так сказать, политика "превентивного устранения возможного конкурента".

Как это выглядит практически?

Широко известно высказывание Макса Киндера о том, что англосаксы во все времена активно участвовали в развитии политической ситуации в Европе. Причем, в Европе они воевали в основном "за интерес". И очень редко "за жизнь". И в этом смысле стратегия англосаксов, по мнению М. Киндера, всегда состояла и сейчас должна заключаться в том, что "между Германией и Россией должна находится цепь небольших фрагментированных государств, подчиненных контролю англосаксов".

Что это означает?

Представим себе политическую карту Европы. А на ней - стратегическую линию от Балтики до Черного моря. На Востоке от этой линии будет располагаться полудикая континентальная держава - Россия, источник сырьевых ресурсов и поставщик дешевой рабочей силы для государств Западного мира; далеко на западе - "цивилизованные" "англосаксонские" державы, осуществляющие "управление" "подконтрольными территориями" через зависимых от них представителей местной политической элиты; сам "железный занавес" будет состоять из множества карликовых государств, населенных маргинализированными осколками восточноевропейских народов1.

Теперь очевидно, что - даже сугубо географически! - Украина оказывается центральным звеном "санитарного кордона", призванного уберечь "англосаксонскую цивилизацию" от спонтанных катаклизмов на "азиатском континентальном пространстве". И только "анти-антлантическая" Белоруссия выпадает из описанного "особого пояса" (что, в частности, и объясняет травлю ее нынешнего лидера А. Лукашенко, развернутую в западных средствах массовой информации).

Поэтому ни США, ни их европейские союзники не жалеют ни усилий, ни средств, для удержания Украины в ее нынешнем статусе - суверенного, и, делаем вывод, враждебного РФ державы.

Каким образом англосаксы могут контролировать целую чреду зависимых государств, настолько удаленных от "центров власти", что у местных политиков с неотвратимостью возникает иллюзия собственной самодостаточности?

Ответ очевиден: через наднациональные международные структуры, которые в каждый конкретный исторический период смогут принимать форму либо военно-политических союзов, либо "союзов на доверии", либо "тесных, дружеских" (допустим - договорных) связей одних "ближайших" соратников с другими "союзниками".

В первой половине XX века в качестве такой наднациональной структуры выступала Лига наций - детище Версальского мира, который был построен как раз в соответствии с указанной схемой: мы знаем, что главным результатом Первой Мировой войны было раздробление Германской и Австро-венгерской империй на бесконечное множество фрагментированных мелких государств, "изъятие" России из числа государств-победителей и вырабатывание "железного занавеса" вокруг РСФСР.

После окончания Второй Мировой войны, в "фултоновской" речи Черчилля была провозглашена аналогичная геополитическая программа. Правда, на этот раз место Лиги наций заняла ООН, а границы "железного занавеса" передвинулись далее на Запад.

В наше время - мы видим - фактически происходит реанимация проекта "особого пояса" государств вокруг России, с его подчиненностью НАТО и с упором на специфическое региональное сотрудничество Прибалтики и Украины.

Далее. Нетрудно предположить, что сценарий изоляции России от "цивилизованного мира" предполагает многоходовую геополитическую комбинацию, ключевым моментом которой является "отлучение" России от выходов к южным и северным морям, а также путей транзита углеводородов через "внутреннее" Каспийское море (аналог древнего "Шелкового пути", где на смену караванным тропам пришли современные газопроводы). Причем, наряду с вытеснением России с Кавказа, Прибалтики, бассейнов Черного и Каспийского морей, на данный момент происходит заполнение НАТО "вакуума силы" в стратегических точках Европы: на Балканах, в Черноморских проливах, в устье Дуная.

В этой связи, агрессия против Югославии геополитически является тщательно подготавливаемым этапом передела мира. Дело в том, что и Югославия, и Сербия особенно, географически располагаются на геополитической оси "Европа - Малая Азия", без "освоения" которой, невозможно соединить военную мощь Западной Европы с геополитическим положением Турции и черноморских проливов, ибо, не вытащив балканскую фланговую "занозу", невозможно осуществить успешное проникновение в славянский анклав. Неслучайно поэтому все серьезные наступления на Восток в течение нового времени начинались с Сербии. Так было в 1914 году, так было и в начале Второй Мировой войны (широко известно, что из-за операции на Балканах Гитлер был вынужден задержать план Барбаросса на шесть или семь недель).

По другому мнению Косово поле - это единственная природная равнина в Моравской котловине на Балканах, где можно разместить серьезную военную группировку. Если НАТО сумеет закрепиться в Косовом поле, то это откроет перед альянсом возможность оказывать дополнительное давление на Белград, а, вместе с ним, и на Румынию, Венгрию и Болгарию с целью втягивания их в орбиту геополитических устремлений англосаксов.

В тоже время, если указанные страны, в той или иной форме (пусть, хотя бы в качестве ассоциированных членов) будут вовлечены в противостоящий России военный блок, то, несмотря на уступки по условиям Дунайских конвенций, РФ с неотвратимостью потеряет статус Дунайской державы, а у англосаксов появится возможность сформировать достаточно однородный геополитический блок на ближних подступах к Украине.

Конечная цель указанных "перестроений" выглядит вполне транспарентной: полное (причем, на самое неопределенное время) вытеснение России из бассейна Черного моря и устранение потенциальной возможности ее воздействия (как наиболее крупной из славянских держав) на развитие событий в Средиземноморье и, делаем вывод, в Центральной Европе.

Между тем, изменение соотношения сил в ближайшем окружении Российского державы инициирует кровавые конфликты в его пределах. Так, скажем, фактическая потеря Севастополя, в конечном счете, привела к трагедии в Чечне (неужели движение Дудаева было бы возможным, если бы Россия по-прежнему жестко контролировала площади, прилегающие к бассейну Черного моря?), а планомерное вытеснение России с Кавказа - сепаратистские тенденции в мусульманских автономиях и бунты крымских татар на Украине.

Стоит ли говорить, что ни один из указанных планов не имел бы ни малейшего шанса на успех, если бы не трагические события 1991 года?

США заинтересованы в усилении своих позиций в Восточной Европе, бассейне Черного моря, в Средиземноморье, в устье Дуная и на Балканах, а также на путях транзита сырьевых ресурсов (включая энергоносители) из бассейна Каспия и Средней Азии в Европу. Усиление позиций США в указанных пунктах обусловлено ослаблением контроля над ними Российской Федерации и утратой последней статуса глобальной державы. Англосаксы традиционно стремятся к изоляции России от государств Западной Европы. Украина явилась инициатором окончательного изменения послевоенного устройства мира (да, и как это могло быть иначе?: с уходом Украины из Союза, последний очевидно потерял свое геополитическое значение). Являясь суверенным государством, Украина, по существу, оказывается гарантом невозможности возвращения существовавшего порядка вещей. Поэтому консервация Украины в качестве экономически несостоятельного, в культурном отношении отсталого, но юридически независимого державы оказывается отвечающей "жизненным интересам" Соединенных Штатов Америки.

В) Германия и Украина: специфика геополитических интересов.

Если англосаксы всегда воевали в Европе "за интерес", то Германия (см. раб. И. Ильина)- за "жизненное пространство". Причем со времен Кирилла и Мефодия, основное острие германской экспансии было направлено на славянский Восток. В то время, как англосаксы стремились установить контроль над стратегическими пунктами евроазиатского анклава, германцы уничтожали или ассимилировали одно славянское племя за другим. Геополитические интересы англосаксов не простирались далее стремления овладеть основными торговыми артериями в Восточной Европе; германцев занимали вещи куда более прозаические: бакинская нефть, украинский чернозем, донецкий уголь.

Выше мы уже писали, что мысль украинской государственности зародилась на рубеже XIX-XX вв. в недрах польского национального сознания. Между тем, впервые на официальном уровне концепция Киевского княжества, как сателлита Германии была озвучена в высказываниях "железного канцлера" Отто фон Бисмарка. Неслучайно, именно германцы превратили Галичину в "украинский Пьемонт", а австрийцы в начале XX века уничтожили 60 тыс. галицийских москвофилов. Все самые видные деятели украинского сепаратизма - Грушевский, Шептицкий, Скоропис-Елтуховский, Дмитрий Донцов, в то или иное время, являлись агентами германского Генштаба.

В 1918 году, при гетмане Скоропадском, Германия провела первое испытание "освоения Украины"; в 1941-1943 - второй.

В наше время, после падения Берлинской стены, германская государственность объективно находится на подъеме исторического развития, канцлеры объединенного державы примеривают на себя тогу европейского лидера. Между тем дилемма "жизненного пространства" в современной Германии стоит не менее остро, чем в 1933 году. Десять веков предки современных немцев, через кровавые победы и сокрушительные поражения, осуществляли свой "дранх нах остен". Немцы - народ основательный: к Первой глобальной войне они стали готовится за пятьдесят лет до ее начала. Поступательное движение народов имеет свою историческую инерцию. Направление движения германских племен определилось еще во времена Барбароссы: Восток Европы. Трудно поверить, что демократические формы правления, принятые в современной Германии, являются серьезным противовесом цивилизационным установкам европейского суперэтноса.

В наше время Германия "сосредотачивается". Но добродушие "грубого Готлиба" никого не должно успокаивать. В наше время существуют все условия для возрождения немецких имперских амбиций. С противником проще стравиться, когда в его рядах царит нестроение. Исторический противник Германии - западное и восточное славянство. Поэтому сохранение Украины в качестве суверенного державы полностью отвечает геополитическим интересам немецкой государственности.

Г) Украина, как "троянский конь" поствизантийского цивилизационного пространства.

Современная религиозная ситуация на Украине чрезвычайно сложна. По одному мнению, здесь продолжает активно действовать Украинская Православная церковь Московского Патриархата. (Причем, особенно значительно ее влияние на Востоке и Юге республики, где расположены "твердыни московского православия": Святогорский монастырь, монастырь св. Владимира в селе Никольское, Успенский монастырь в Одессе, Запорожская, Херсонская епархии Новороссии). По другому мнению на Западе Украины сильны позиции раскольнических православных группировок, униатов и иудаистов. В Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Харьковской областях широкое распространение получили различные секты, в том числе и тоталитарные: свидетели Иеговы, баптисты, адвентисты седьмого дня, кришнаиты. В Крыму и малых шахтерских городах Донбасса значительно влияние ислама

Между тем, значение Украины в вопросе размежевания сфер воздействия ведущих религиозных конфессий трудно переоценить: как уже говорилось, Киев является колыбелью русского православия, ключевым (даже сугубо географически!) звеном поствизантийского цивилизационного объёма. Исключение Киева из иерархии связей внутри православия с неотвратимостью влечет за собой разрушение конфессионального единства на всей площади Восточнохристианской цивилизации, и ее современного ядра - православной России. Важнейшим звеном реализации стратегии размывания поствизантийского цивилизационного мироустройства является политика расчленения Русской Православной Церкви, осуществляемая нынешним украинским режимом.

Духовным центром сил, стремящихся к разрушению православного космоса, разумеется, является Ватикан, имеющий большой опыт в политике окатоличевания славянских народов. Так, в XI-XII-XIII вв., при содействии немецких феодалов, католицизм проник в Польшу, затем - в Чехию, Венгрию. И хотя в эпоху реформации сама Германия приняла учение Лютера, указанные страны на данный момент числятся среди наиболее верных прозелитов Ватикана.

В наше время католицизм обрел исторический шанс проникнуть в самое сердце русского православия: в Киев.

Это полностью совпадает с вековыми устремлениями Ватикана. Так, еще в начале XVII столетия папа Урбан VII взывал к галичанам: "О, мои Русины! Через вас-то надеюсь я достигнуть Востока..." И, видимо, не случайно, еще в эпоху последних Романовых, мудрый "реакционер" П. Н. Дурново предупреждал потомков: "только безумец может хотеть присоединить Галицию. Кто присоединит Галицию, потеряет империю..."

Заинтересованность Ватикана в разрушении византийского духовного наследия - вполне понятна: на руинах православной духовности Ватикан надеется построить здание римской вселенской церкви.2 Изучение истоков происхождения геополитических интересов государств Восточной Европы, представляется куда более занимательным.

Исторически Польша, Чехословакия и Венгрия со Средних веков были форпостом латинства против православного мира. И только Потсдам на пятьдесят лет сделал их вотчиной СССР. Однако, и в этот период, они являлись самыми ненадежными партнерами России. (То есть, даже менее лояльными, нежели восточные немцы, которых Горбачев в конце "перестройки" просто "вытолкал в шею" из Варшавского Договора). Между тем, стоило несколько ослабить "дружеские объятья" Советской империи, как восточноевропейские латиняне выскользнули из сферы ее воздействия.

Однако, небольшие государственные образования на стыке мощных геополитических систем, особенно в период обострения международных связей, по определению, не могут иметь ни независимой внешней политики, ни устойчивой "национальной" идеологии. Они с неотвратимостью либо идеологически зависят от России, либо оказываются втянутыми в орбиту сил, с ней соперничающих. В итоге, державы западных славян и угров довольно скоро обрели нового сюзерена.

В этом смысле, особая ожесточенность, проскальзывающая в отношениях РФ с бывшими сателлитами, имеет свое очевидное объяснение: это - ненависть холопа к бывшему своему господину.

Разделение Украины и России открыло возможность перед европейскими "карликами" сыграть роль "доброго барина" в отношениях с обнищавшей Украиной. И этой роли они добросовестно следуют, особенно ПНР. И Польша, и Чехия, и Словакия на данный момент, по "мелочам", безусловно, помогают Украине. При этом, - как и положено ответственному доброхоту - они не забывают последнюю поучать. "Добру", "истине", "хорошим манерам". И, вместе с тем, истинной вере.

Вот так, постепенно, ненавязчиво, незаметно Украина "вымывается" из поствизантийского цивилизованного информационного обмена культур, у истоков которого стояла Киевская Русь. В итоге украинское национальное самосознание подвергается немыслимым перегрузкам (см. раб. Н. Трубецкого) и, в конечном счете, раздваивается. А Ватикан постепенно приближается к решению поставленной геополитической задачи.

Однако, униаты и паписты - всего только самые крупные стервятники, слетевшиеся к расчлененному телу Советской империи. Рядом с ними кружат птицы поменьше. Плюралистические Соединенные Штаты "представлены" в духовной жизни Украины кришнаитами, иеговистами, представителями многочисленных неопротестантских сект; "монофизичные" немцы - баптистами и пятидесятниками; на Украине на данный момент можно встретить корейских, китайских, индуистских, японских проповедников. Не уступают им и "доморощенные" мессии, вроде пресловутого руководителя "Белого братства" Анатолия Криволапова. И всех их тепло привечает правящая киевская политическая элита во главе с президентом страны.

Но это еще не самое страшное. На фоне эрозии черноморского статуса России и роли русских, как главного геополитического и исторического субъекта в регионе Евразии, и последовавшей за ними фрагментации православного и славянского компонента в Восточной Европе и на Балканах, что - см. выше - непосредственно связано с отсутствием осмысленной стратегической линии России в отношении Украины, новый импульс в своем развитии обретает на данный момент и глобальной ислам.

Так, например, непосредственным результатом происходящего на наших глазах "размывания" поствизантийского цивилизационного пространства явилось широкое распространение геополитической идеи "исламской дуги от Адриатики до Великой Китайской стены" (автор: А. Изетбегович). Наряду с этим, реальное воплощение получила стратегия Черноморо-Кавказско-Каспийской дуги, продвигаемая современными пантюркистами. В итоге, на Севере Европы на данный момент Россия почти возвращена к положению ante bellum Livoniem и может потерять обеспеченный в военном измерении выход к морю, а на Черном море - уже находится в положении post bellum Crimeum. Небывалая драма крушения исторической роли России в качестве отдаленного следствия обеспечила успехи движения "Талибан" в Афганистане, стимулирует бесконечные кровавые брожения в Арабском мире, подогревает возрастающие аппетиты Турции на Кавказе, Закавказье и в Причерноморье, инициирует динамические процессы на площади постсоветской Средней Азии, и т.д., и т.п.

На первый взгляд, все перечисленное выглядит не вполне очевидным. На самом же деле, все упомянутые процессы - взаимоувязаны. По крайней мере, в том смысле, в котором, так или иначе, оказываются взаимосвязанными все актуальные исторические процессы. Россия на данный момент не уделяет должного внимания перипетиям религиозной жизни на Украине. Таким образом, она - вольно или невольно - инициирует прогрессирующую эрозию поствизантийского цивилизационного пространства. Разрушение духовной среды обитания народа с неотвратимостью влечет за собой изменения его ментального облика. Последствия подобного "социального эксперимента" - не поддаются никакому прогнозированию.

Какие же выводы можно сделать из всего вышесказанного?

1. В настоящий момент у России отсутствует четко сформулированная иерархия внешнеполитических приоритетов, включая ясное понимание того обстоятельства, что исходным пунктом внешнеполитической программы правительства РФ на данный момент должна стать оптимизация взаимосвязей со странами "ближнего зарубежья", в контексте которой центральной проблемой является т.н. "украинский вопрос";

2. Сущность "украинского вопроса" состоит в том, чтобы всеми доступными средствами вовлечь Украину в сферу воздействия Российской Федерации, ибо в противном случае, Украина с неотвратимостью окажется в стане геополитических противников РФ, что грозит последней неисчислимыми негативными геополитическими последствиями;

3. Смена внешнеполитического курса Украины на данный момент может произойти только путем смены правящей в этой стране политической элиты. Политика, которую проводит нынешнее киевское руководство прямо и непосредственно противоречит жизненным (как экономическим, так и политическим, духовным, культурным) интересам и устремлениям, как украинского, так и великорусского народов. Именно это обстоятельство, при всей сложности поставленной выше задачи, вселяет веру в ее принципиальную разрешимость.

4. При разрешении указанной проблемы РФ с неотвратимостью столкнется с прогрессирующим противодействием целого ряда серьезных противников: Соединенных Штатов Америки и их европейских соратников, Германии, католических государств Западной Европы, мусульманских государств. Внутри Украины геополитическим устремлениям российского руководства всемерно и предельно упорно будут противостоять последователи галицийской политической группировки в киевском политическом руководстве и на Западной Украине (между тем, как основное ядро, как региональных, так и столичной политических элит - мы в этом абсолютно убеждены - при первых же решительных шагах России, без сомнения, изменит свою политическую ориентацию), а также крымско-татарские националистические объединения. Однако, продуманная дипломатическая поддержка целого ряда последовательных шагов, а также комплексное применение всех возможных рычагов воздействия на политическую ситуацию на Украине могут принести свои плоды.

Впрочем, более подробное изложение нашего видения способов воздействия российского руководства на изменение политической ситуации на Украине мы надеемся изложить в следующих разделах настоящей работы.

Часть вторая. Особенности современной политической ситуации на Украине.

Если говорить в самом общем смысле, то, прежде всего, следует отметить, что современная политическая ситуация на Украине выглядит крайне противоречивой. По одному мнению, после президентских выборов 1999 года в государстве наметилась определенная стабилизация политических процессов. По другому мнению необходимость кардинального реформирования экономических связей в стране перед лицом угрозы полного банкротства державы, не оставляет сомнений в том, что на Украине назрела необходимость менять и политические отношения.

В силу сказанного, характеристики действующей на Украине политической системы оказываются также достаточно неоднозначными. По одному мнению существующая политическая система никак не способствует разработке и проведению эффективной политики по управлению государством, с другой стороны - сохраняет высокую степень управляемости и централизации.

Суть политической системы на Украине и ее противоречивость можно понять, проследив генезис системы государственного управления.

Так, при создании независимого украинского державы в 1991-1992 годах, на Украине, в отличие от России, прежняя компартийная вертикаль власти была полностью сохранена. То есть, в сущности, с "победой перестройки", первый секретарь горкома партии стал называться городским головой и на этом реформация системы управления завершилась. Далее, при помощи жестких мер по централизации органов власти, введения институтов представителей президента, первый президент Украины Леонид Кравчук сумел поставить под свой контроль ситуацию в украинских регионах и, тем самым, приучить местные элиты к тому, что в новой политической ситуации все жизненно важные для регионов вопросы должны решаться в Киеве. В итоге, украинская система государственного управления сохранила высокий уровень управляемости, аналогичный управляемости советской системы власти. Отличие между "старой" и "новой" системами государственного управления оказалось состоящим только в том, что сейчас центр "переместился" из Москвы в Киев. И только. Отныне, любая вненоменклатурная сила - будь то политическая партия или объединение предпринимателей при своем появлении на политико-экономической арене оказывались один на один с мощным и хорошо организованным госаппаратом, а потому была вынуждена выстраивать свою деятельность с учетом запросов последнего. В результате, именно госаппарат стал основным (а некоторое время вообще единственным) участником политического процесса в стране. А поскольку этот госаппарат, по советскому образцу, был жестко централизован, то - соответственно - определяющей силой в стране стала его верхушка - президент и правительство.

Далее. В 1995 году, окончательно испортив отношения с регионами страны, Леонид Кравчук проиграл президентские выборы регионалу Леониду Кучме. Однако, оказавшись в Киеве, последний довольно скоро осознал все преимущества централизованной власти и "недрогнувшей рукой" довел до конца процесс, начатый Кравчуком. В итоге, к 1996 году даже потенциальное сопротивление губернаторов президенту было сломлено. С этих пор, "феномен Лужкова" - самостоятельного крепкого хозяйственника, "хозяина региона" на Украине стал невозможен: все вероятные претенденты устранялись на "дальних подступах" к власти.

В 1996 году указанная структура управления была закреплена в Конституции Украины. В этом документе была четко прописана жестко централизованная структура власти и резко ограничены права регионов. С этих пор, в частности, украинских губернаторов стал назначать президент. Кроме того, в Конституции 1996 года были закреплены весьма широкие полномочия президента, а парламент (в особенности после прошедшего в апреле 2000 года референдума) оказался полностью зависимым от администрации президента (хотя и сохранил за собой ряд важных функций по законодательному и кадровому обеспечению государственной политики).

Между тем, на самом деле, на данный момент важнейшие вопросы в украинском государстве решаются узким кругом лиц, приближенных к президенту (впрочем, иногда, альтернативные центры "решения вопросов" возникают вокруг правительства или руководства парламента). При этом, сам процесс подготовки решений находится в руках некоего союза государственных чиновников, депутатов, представителей крупного бизнеса и просто влиятельных людей на правах "друзей" (советников) президента (премьера, спикера) - так называемой группы воздействия или клана (возглавляемого "олигархами").

Логика образований таких групп вытекает из описанной выше структуры управления украинским государством. Изначально, представители крупного бизнеса для решения каких-либо своих вопросов (приватизация, доступ к поставкам энергоносителей) должны были получить возможность воздействия на процесс принятия решений, происходящий в недрах госаппарата, причем, желательно, на постоянной основе. И это понятно: чем больше у той или иной группы предпринимателей возможностей влиять на власть, тем более успешно у нее идет бизнес.

Однако при этом, в отличии от российских олигархов, указанные группы воздействия на Украине не являются собственно властью. Они лишь "организуют" принятие властью тех или иных решений. Иногда очень многих, иногда немногих. Но в любом случае, при необходимости, хорошо управляемый госаппарат по первому же намеку из Центра способен уничтожить любого зарвавшегося "олигарха" и, поддерживающих его, чиновников. За последние несколько лет это происходило неоднократно: как только определенная группа воздействия начинала играть против власти, либо пыталась заменить собой власть (как в случае с Павлом Лазаренко), первая власть ее тут же "ставила на место". В результате, сформировался особый тип поведения украинских олигархов, которые привыкли к месту и не к месту подчеркивать свою лояльность власти, поддерживать все ее проекты, а взамен получать гарантии собственной безопасности и возможность "решать вопросы" в нужном им направлении. Аналогию данной системы можно найти во времена позднего феодализма при дворах европейских правителей. Последние также были зависимы от своих фаворитов, однако, при необходимости, легко могли их предать в руки палача.

В 1998-1999 годах, в преддверии новых президентских выборов, президент и его администрация несколько ослабили хватку, стремясь сохранить лояльность влиятельных кланов. В результате украинские предпринимательские кланы несколько осмелели и, воспользовавшись моментом, значительно укрепили свое положение и финансовые возможности. Так, например, сразу после президентских выборов они потребовали у победившего кандидата незамедлительной "расплаты по счетам", а в дальнейшем - гарантий неприкосновенности (личной и капитала) и расширения прав и возможностей влиять на принимаемые решения. В общем, в 1999 году на Украине произошло приблизительно тоже, что и в России после президентских выборов 1996 года.

Однако, к началу 2000 года экономическая ситуация на Украине осложнилась в такой степени, что дальнейшее попустительство олигархам поставило бы под вопрос существование самого державы. Энергетический и бюджетный кризис, долговая дилемма в этот момент в действительности могли положить конец самостоятельному правлению украинского госаппарата. Причем, в немалой мере указанные кризисы были спровоцированы поведением самих олигархов, которые не платили налогов, не платили за газ, электроэнергию и способствовали беспредельной бартеризации экономики. Кроме того, засилье групп воздействия на Украине раздражало представителей западного бизнеса - а через них - международные финансовые организации и правительства западных государств. Стратегически необходимая нынешнему киевскому режиму поддержка Запада оказалась под угрозой. По другому мнению администрация Путина заняла жесткую прагматичную позицию в вопросе возвращения долгов за энергоносители.

В такой ситуации и в руководстве Украины не сложилось пока определенного плана действий. В настоящий момент украинское правительство проводит массированную кампанию, направленную на ограничение воздействия олигархов на процесс принятия решений. По другому мнению на данный момент на Украине развивается конфликт президента и правительства, в котором президентская сторона использует юнионистскую риторику, а олигархи выступают на стороне президента.

Прогнозировать развитие данной ситуации сейчас довольно сложно.

Однако, исходя из геополитических интересов России, оптимальным вариантом развития событий на Украине было бы, как думается, ослабление воздействия крупнейших украинских олигархических кланов, при условии смены правительства с прозападного Кабмина Виктора Юшенко на лояльно настроенный к России кабинет технократов.

Дело в том, что украинские "олигархи" в действительности не способны (да, и не заинтересованы в том, чтобы) эффективно влиять на изменение антироссийского вектора украино-российских связей. Более того, объективно, они (эти олигархи), осуществляют финансовое обеспечение процесса приватизации государственной власти на Украине, которая, в геополитической перспективе, стимулирует дальнейшее разделение государственных интересов Украины и России.

Устранение с политической арены олигархических групп воздействия, в конечном счете, приведет к ослаблению позиций номенклатуры в экономической жизни страны. В результате на Украине могут сложиться благоприятные условия для формирования класса независимых предпринимателей.

Общая экономическая ситуация на данный момент складывается в пользу России. И эта тенденция, очевидно, сохранится в ближайшей перспективе. И - надо надеяться - соображения выгоды со всей своей непреодолимостью будут стимулировать независимых украинских предпринимателей к поиску путей сближения с Россией.

А это, в свою очередь, является необходимым условием изменения политической ситуации на Украине.

ХАРАКТЕРИСТИКА ОСНОВНЫХ ГРУПП ВЛИЯНИЯ НА УКРАИНЕ.

На на данный моментшний момент на Украине сложилось несколько крупных групп воздействия. А именно:

Номенклатурная группа Кравченко-Азарова-Литвина. По своим политико-административным ресурсам указанная группа на данный момент является, пожалуй, одной из наиболее мощных на Украине. Ее лидеры и идейно, и в личном плане - наиболее близки действующему президенту. Во главе группы стоят руководители ключевых государственных ведомств страны: Юрий Кравченко - глава МВД республики, Николай Азаров - глава Государственной налоговой администрации, Литвин - глава администрации президента. В состав группы входит Генеральный Прокурор Украины Потебенько.

В политическом плане, группа Кравченко-Азарова-Литвина характеризуется "равноудаленностью" от прочих групп воздействия, а также стремлением оказывать непосредственное воздействие на вырабатывание политической "линии Президента".

Представителями группы Кравченко-Азарова-Литвина на украинской политической сцене являются Партия регионального возрождения Украины (партия В.В. Рыбака), и вновь созданная партия "Солидарность", сформировавшая одноименную фракцию в украинском парламенте (лидер - В. Порошенко, новый фаворит президента, рассматриваемый некоторыми украинскими политологами, в качестве возможного преемника Кучмы на посту президента страны).

В идеологическом плане группа Кравченко-Азарова-Литвина достаточно неоднородна. Большинство ее членов не имеют устойчивых политических убеждений (точнее говоря: в их сознании корыстные соображения превалируют над политическими убеждениями). В тоже время, представитель Донбасса в Киеве, Азаров стоял у истоков практически всех некоммунистических пророссийских проектов на Украине, таких как Гражданский конгресс Украины, Русская община Украины и др.

Между тем, в целом, свою близость к рычагам власти, группа Кравченко-Азарова-Литвина, прежде всего, использует для реализации своих экономических интересов. Так, скажем, ГНА, Прокуратура и МВД Украины на данный момент осуществляют контроль над множеством предпринимательских структур, в том числе и очень крупных, а администрация президента (при содействии членов группы) все больше и больше превращается в орган, координирующий лоббистские усилия различных промышленных объединений.

На на данный моментшний день стратегической линией группы Кравченко-Азарова-Литвина является устранение из политической жизни Украины прозападного правительства Ющенко и приход к власти донецких технократов. Следуя этому плану, члены указанной группы на данный момент используют все свои административные возможности для "вымывания" из украинских госструктур наиболее одиозных "националов", чем объективно, в конфликте Кучмы и Ющенко, "льют воду на президентскую мельницу".

Представителями донецкого клана в правительстве Украины на данный момент являются Юрий Ехануров и Сергей Тулуб.

Между тем, по сути дела, для группы Кравченко-Азарова-Литвина жизненно важным является сохранение существующего статус-кво при котором все другие олигархические кланы и объединения оказываются зависимыми от государственного аппарата на Украине, и, в потенциале, ни один из них не является неприкасаемым. Слабой стороной данной группы является то обстоятельство, что степень ее воздействия прямо пропорциональна времени, в течении которого ее лидеры удержатся на занимаемых государственных постах. Как только указанные лидеры по каким-то причинам своих должностей лишаться, данная группа сразу же прекратит свое существование.

Отношения с Россией представители указанного олигархического объединения строят по партийно-номенклатурным каналам связи, сохранившимся еще с советских времен. Его лидеры поддерживают тесные контакты с представителями силовых ведомств России. В этом смысле, группа Кравченко-Азарова-Литвина является одной из наиболее доброжелательно настроенных по отношению к России групп воздействия на Украине. Однако, при всем при этом, лидеры указанной группы, на самом деле, отнюдь не заинтересованы в возрождении единого державы России и Украины в той или иной форме, ибо союз с Россией с неотвратимостью приведет к ограничению их личной власти на Украине.

Группа Деркача. Указанную группу возглавляет глава Службы безопасности Украины Леонид Деркач и его сын Андрей (народный депутат Украины). По своим характеристикам группа Деркача в многом напоминает группу Кравченко-Азарова-Литвина, с тем лишь отличием, что СБУ представляет собой абсолютно самостоятельный канал воздействия на президента (минуя все прочие ведомства), а также имеет собственные, патронируемые бизнес-структуры. Кроме того, Леонид Деркач и Леонид Кучма поддерживают тесные дружеские отношения еще со времен пребывания обоих в Днепропетровске.

В украинском парламенте группа Деркача контролирует фракцию "Трудовая Украина", лидером которой является Андрей Деркач. Помимо указанного, последний не так давно основал свою собственную партию - "Центр".

В России группа Деркача поддерживает тесные связи с Анатолием Чубайсом и его бизнес-окружением. Клан Деркача лоббирует интересы Чубайса на Украине. Между тем, как и в случае с группой Кравченко-Азарова-Литвина, последнее отнюдь не означает, что Деркачи стремятся к политической интеграции с Россией.

Стоит также отметить, что группа Деркача тесно сотрудничает с влиятельным украинским предпринимателем, президентом Всеукраинского еврейского конгресса Вадимом Рабиновичем, ныне проживающем в Израиле. В свое время, Рабинович возглавлял собственную мощную группу воздействия, однако, рассорившись с людьми из близкого окружения президента, постепенно потерял свои позиции, и был вынужден выехать из страны. Однако, определенные связи на Украине у него сохранились, что делает его очень ценным деловым партнером семьи Деркачей.

Группа Суркиса-Медведчука. Если подвергнуть анализу политические и экономические возможности группы Суркиса-Медведчука, то, очевидно, придется признать, что на на данный моментшний день эта группа является, пожалуй, наиболее видной на Украине. Безусловными лидерами данного клана являются: президент футбольного клуба "Динамо Киев" Григорий Суркис и вице-спикер украинского парламента Виктор Медведчук. Главной целью деятельности группы является лоббирование интересов собственной финансово-промышленной группы. Отличительной чертой политической программы группы Суркиса является то обстоятельство, что ее лидеры - наиболее активные сторонники претворения в жизнь "ельцинской" концепции связей между кланами и властью, предполагающей всемерное ограничение возможностей последней влиять на "олигархов".

Нужно сказать, что сам Гр. Суркис имеет достаточно сложные отношения с лидерами двух указанных выше групп. Тем не менее, этот политик умеет находить собственные каналы давления на президента и, кроме того, усиливает в последнее время свое влияние на украинские региональные элиты. Основной политический ресурс группы - парламентское "большинство", в котором одну из главных ролей играет политическая надстройка группы Суркиса - Социал-демократической партия Украины (объединенная). Через СДПУ (о) и вице-спикера Виктора Медведчука, группа оказывает существенное влияние на процесс принятия парламентских решений.

С Россией и российскими политическими структурами группа Суркиса-Медведчука поддерживает исключительно краткосрочные деловые контакты. Суркис лично является одним из самых активных противников проникновения в страну российского и западного капитала, как основных конкурентов на бизнес-поприще.

Группа Бакая-Волкова. Глава данной группы, Александр Волков - один из ближайших советников президента Кучмы. Это обстоятельство дает группе преимущество прямого доступа к главе державы, минуя многочисленных номенклатурных посредников. Группа Бакая-Волкова лоббирует в украинском правительстве интересы ФПГ Игоря Бакая (бывшего главы НАК "Нефтегаз Украины), однако этим ее деятельность не ограничивается. Имея практически неограниченные лоббистские возможности, А. Волков нередко выполняет "заказы" "дружественных" предпринимательских структур по проталкиванию нужных им решений. На этом поприще, интересы Волкова пересекаются с интересами номенклатурных групп воздействия и, прежде всего, с интересами клана Леонида Деркача, что нередко приводит к серьезным столкновениям между лидерами.

Кроме того, А. Волков оказывал серьезное влияние на процесс принятия решений в недавно ушедшем в отставку правительстве Валерия Пустовойтенко, а также в украинском парламенте. Однако после формирования нового правительства и резкого усиления в парламенте группы Суркиса, положение Волкова существенно пошатнулось. Тем не менее, он, по-прежнему, сохраняет довольно близкие отношения с президентом Кучмой.

Следует специально отметить, что за годы своего пребывания в администрации Кучмы, Волков сумел создать разветвленную сеть партий и аналитических центров, которые обслуживают интересы его группы. Наиболее известными из них являются фонд "Социальная защита" (посредством которого осуществлялось финансирование предвыборной кампании Л. Кучмы), и партия Демократический Союз. В парламенте Украины А. Волков контролирует фракцию "Возрождение регионов".

В России Волков поддерживает тесные контакты с Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, активно лоббируя их интересы на Украине (соответственно, Борис Березовский лоббирует интересы Волкова в России). Как самый яркий представитель олигархических групп воздействия и проводник интересов российского капитала, Волков возбуждает особую неприязнь Запада. Представители Запада уже не раз требовали от Кучмы удалить от себя Волкова и даже запретили открывать ему визу для въезда в ряд государств (в том числе и в США). В итоге, нужно признать, что давление Запада отчасти принесло свои плоды, и нынешнее положение клана Бакая-Волкова на Украине не отличается особой устойчивостью.

Группа Пинчука. Данную группу возглавляет народный депутат Украины Виктор Пинчук - крупный предприниматель, состоящий в гражданском браке с дочерью Кучмы, Еленой Франчук. Пинчук курирует работу ФПГ "Интерпайп", соответственно, лоббируя во властных органах ее интересы. Благодаря особым отношениям с членами семьи главы державы, Пинчук имеет прямой доступ к президенту страны, и, подобно Волкову и Деркачу, пытается использовать это обстоятельство для проталкивания решений "по заказу" других предпринимательских групп. В целом, нужно сказать, что пока у него это не очень получается; между тем, его положение у власти выглядит более устойчивым, чем у прочих олигархов.

Кроме того, Пинчук на данный момент фактически контролирует ситуацию в Днепропетровском регионе, где после падения экс-премьер-министра страны Павла Лазаренко образовался определенный вакуум власти.

Политической надстройкой группы Пинчука является фракция "Трудовая Украина", где Пинчук активно сотрудничает с Андреем Деркачем.

Серьезных связей в России Пинчук не имеет. На интеграцию с Россией он также не ориентируется, видя в экспансии российского капитала возможную угрозу собственному бизнесу. Из всех современных украинских олигархов, Пинчук, пожалуй, в наибольшей степени является последователем концепции "европейского выбора" Украины.

Клан ВПК. Представители указанного клана изначально ставили перед собой достаточно узкую цель: лоббирование интересов предприятий ВПК в высшем руководстве страны. Одно время этой деятельностью в правительстве Украины и в администрации президента активно занимался уже упомянутый выше Вадим Рабинович (выходец из Харькова, где и расположены основные мощности украинской "оборонки"). Однако, в последние годы ему "на смену" пришел бывший глава Совета по национальной безопасности и обороне Украины Горбулин, который на данный момент фактически осуществляет роль куратора оборонной промышленности страны.

Поскольку основным конкурентом для украинского ВПК на мировых рынках вооружений в настоящий момент является российский ВПК, данная группа в политическом плане довольно решительно выступает против интеграции, хотя продолжает сохранять тесные связи с родственными предприятиями ВПК России.

Региональные кланы. К настоящему времени, серьезные рычаги воздействия на развитие политической ситуации в стране у региональных политических элит практически отсутствуют. Даже донецкая группа, которая на данный момент является наиболее мощной среди всех украинских ФПГ в финансовом отношении, не имеет сколько-нибудь значимого политического воздействия. Наиболее важные политические вопросы регионалы решают через киевские группы воздействия. Между тем, существующее положение дел региональные политические группировки в настоящий момент расценивают, как неприемлемое и ведут активную работу по усилению своего воздействия на процесс принятия решений центральной властью через создание двухпалатного парламента, введение выборной (а не назначаемой) должности губернатора и т.д., т .п.

Клан Ющенко. В настоящее время на Украине происходит вырабатывание сильной группы воздействия вокруг премьер-министра страны Виктора Ющенко. Эта группа включает в себя остатки клана Лазаренко (представитель - вице-премьер по вопросам ТЭК Юлия Тимошенко) и, главное, целую обойму политиков и предпринимателей, уже давно непосредственно зависимых от Ющенко. Это, прежде всего, представители финансового капитала (украинского и западного), с которым Юшенко контактировал в период, когда занимал должность главы правления Национального банка Украины, а также многочисленные политические и общественные организации, зависимые от финансовой помощи Запада. В последнее время наметился также альянс между Ющенко и министром обороны В.Кузьмуком, что еще более укрепило позиции премьера.

В этой связи нужно отметить, что сразу же после своего назначения на должность премьер-министра, Ющенко удалось сформировать правительство, избежав включения в него представителей прочих групп воздействия, что изначально обеспечило ему самостоятельную и сильную позицию в руководстве страны, с которой, затем, он повел наступление на конкурирующие кланы. В случае, если сопротивление последних будет сломлено, клан Ющенко станет полновластным хозяином положения в стране и будет контролировать новое перераспределение рынков и финансовых потоков между, скорее всего, зарубежными компаниями.

Политическая позиция Ющенко по отношению к геополитическому положению Украины предельно ясна - это интеграция в Европу. В то же время Ющенко не является противником продвижения в Украину российских компаний, полагая, вероятно, что при сильном прозападном курсе правительства, доступ российских компаний на украинский рынок безопасен для независимости страны.

Зарубежные группы воздействия. Из зарубежных государств наиболее сильное влияние на внутреннюю политику Украины оказывают западные державы. Их руководство и СМИ активно вмешивается во внутреннюю политику Украины по трем направлениям: борьба с коррупцией (читай - отстранение от власти местных групп воздействия); соблюдение прав и свобод человека; защита интересов западных компаний на украинском рынке.

Правда, указанное влияние не стоит переоценивать. Очевидно, что на последних президентских выборах, Запад желал поражения Кучмы и приложил к этому немало усилий. Однако, в конечном счете, позиция Запада не помешала украинским олигархам оставить Кучму президентом на второй срок.

Влияние российского правительства на внутриполитические процессы на Украине ничтожно мало в виду отсутствия желания Москвы вообще как-то на них влиять.

Влияние российских бизнес-групп ограничивается теми примерами, которые приведены выше. Это обстоятельство объясняется отсутствием интереса российских предпринимателей к вложению средств в экономику Украины, в виду (если говорить в целом) ее нерентабельности. Те предпринимательские группы, которые, тем не менее, участвуют в хозяйственной жизни на Украине, при проведении своих операций, как правило, - см.выше - опираются на местные лоббирующие группировки.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ НА УКРАИНЕ.

Политические партии на Украине не играют значительной роли в политической жизни страны, где основные вопросы решаются путем кулуарных сделок и соглашений, а результаты голосования определяются местными властями по приказу из центра. В итоге, украинские партии фактически представляют собой объединения магриналов, не способные взять на себя управление государством. Это объясняется также тем, что единственным способом вырвать власть из рук госаппарата и связанных с ним групп воздействия является создание параллельной структуры власти, что госаппарат пресекает в самом зародыше. Единственное возможное исключение из правил - случай, когда партия создается некой группой воздействия, которая сумела обеспечить тотальный контроль над руководством страны.

Если же говорить в целом, то украинские партии можно разбить на две группы: партийно-бюрократические структуры и партийные концерны.

Первые представляют собой политические партии классического типа - объединение людей с определенной политической позицией. В качестве примера можно упомянуть левые партии:
- Коммунистическую партию Украины,
- Социалистическую партию Украины,
- Прогрессивно-социалистическую партию Украины.

Праволиберальные партии:
- Партия реформа и порядок.

Национал-демократические партии:
- Народный Рух Украины,
- Украинский народный Рух,
- Украинская республиканская партия.

Националистические партии:
- Конгресс украинский националистов,
- УНА-УНСО,
- Социал-националистическая партия Украины.

Практическое значение из этих партий имеют только те, которые сумели пройти в парламент и создали свои фракции. Последние занимаются лоббированием интересов предпринимательских структур, не сумевших создать свои группы воздействия при президенте, либо банальной торговлей голосами.

Партийные концерны - это партии, которые созданы как политическая надстройка олигархических групп воздействия. На на данный моментшний момент именно они являются наиболее влиятельными партиями в парламенте, а значит и в политической жизни страны вообще.

Примерами таких партий являются:
- СДПУ (о), контролируемая кланом Суркиса,
- Демократический союз (Волков),
- Трудовая Украина (Пинчук, Деркач),
- "Батькищина" (Юлия Тимошенко) и другие.

Политические программы и идеологические установки указанных партий на поведение их лидеров никакого воздействия не оказывают; степень их политического воздействия - прямо пропорциональна влиятельности материнского клана. Характерно, что в случае разгрома клана или потери им своих административных позиций, эти партии автоматически хиреют. Так, разгром клана Лазаренко привел к полному упадку его партии - "Громады", а потеря Валерием Пустовойтенко поста премьер-министра скорее всего приведет к резкому ослаблению воздействия Народно-демократической партии Украины, которую экс-премьер долгое время курировал.

Отдельно стоит упомянуть о невероятной слабости пророссийских партий и общественных движений на Украине. Эти относительно небольшие политические объединения перманентно разрываются внутрипартийными склоками, борьбой за лидерство, за внимание со стороны Москвы. Так, например, когда в 1999 году в окружении Е. Примакова появились слухи о принципиальной возможности финансовых вливаний РФ в русские движение на Украине, в этой стране тут же активизировались четыре общеукраинских русских лидера: А. Базилюк (Славянская партия, Конгресс русских организаций), В. Ермолова (Общество русской культуры "Русь"), А. Свистунов (Русское движение Украины) и К. Шуров (Русская община Украины). Причем, последние две организации были созданы, как раз, в момент возникновения указанных слухов: летом 1999 г.

Между тем, главная причина слабости прорусских организаций на Украине, на наш взгляд, состоит в том, что ни одна из крупных украинских групп воздействия не ориентируется на союз с Россией. По другому мнению в бизнес-кругах в самой России отсутствует серьезная заинтересованность в лоббировании своих интересов на Украине (в виду отсутствия - см. выше - таковых). Кроме того, как уже упоминалось, у РФ в настоящий момент не выработана осознанная политическая линия в отношении Украины. Отсюда - возникает изначальная "асистемность" пророссийских организаций на Украине, что ipso facto обрекает их на маргинальное положение даже среди маловлиятельного украинского партийного движения.

В этой связи, например, уместно вспомнить, что на президентских выборах 1999 г. А. Базилюк получил всего 36 тыс. голосов по всей Украине (0,14%) и занял предпоследнее место из 13-ти.

Вместе с тем, нельзя забывать и о том, что сколоченный при участии официального Киева "псевдолевый" блок "Трудовая Украина" (второе место в списке, которого занимал все тот же А. Базилюк) блестяще выступил на парламентских выборах в Донецкой области (почти 358 тыс. голосов, 16,17% в самой крупной области Украины), что, на наш взгляд, со всей очевидностью свидетельствует о том, что при должном финансировании, минимальной административной и информационной поддержке и при соответствующей раскрутке конкретных политических лидеров (коих не было в других областях Украины в год прошедших президентских выборов), мысль некоего - в действительности - пропрезидентского блока, выступающего и против коммунистов, и против националистов за союз с Россией, может оказаться весьма плодотворной; причем, скорее всего, именно эта карта и будет разыграна администрацией Кучмы в ходе предстоящих парламентских выборов (впрочем, по сложившейся на Украине традиции, последнее, конечно, отнюдь не означает, что прошедший под пророссийскими лозунгами в парламент политический блок неукоснительно будет претворять в жизнь данные избирателям обещания).

Неслучайно поэтому на Украине время от времени возникают слухи о том, что (по крайней мере, некоторые) общеукраинские лидеры русских организаций "ломают копья", на самом деле, не только и не столько в борьбе за внимание Москвы, сколько надеясь обратить на себя "взор" официального Киева (исключая естественно, галицийскую группировку). И это имеет свои резоны: как не парадоксально это звучит, финансовые вливания в русские движения на Украине со стороны пророссийски настроенных членов украинской номенклатуры в настоящий момент представляются более вероятными, нежели прямая (в том числе и денежная) помощь российских политиков.

УКРАИНСКИЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ РЫНОК.

Как и российские, украинские СМИ находятся под контролем различных групп воздействия. Соответственно - поведение украинских масс-медиа полностью совпадает с политической позицией украинских олигархов и характеризуется абсолютной лояльностью к властям, неприятием идеи союза с Россией, и т.д., и т.п.

При этом, одной из специфических особенностей украинского информационного рынка является массовидное присутствие на нем российских СМИ, а также медиа, управляемых западным капиталом. Между тем, на самом деле, до сих пор, политически, вырабатыванием указанного рынка занимались только медиа последнего типа.

В свете сказанного, представляется вполне очевидным, что российские СМИ на Украине пользуются наибольшей популярностью среди населения. Однако, в действительности, управляются эти СМИ местными (региональными) кланами, которые определяют политическую направленность и содержание наиболее существенных публикаций.

Так, скажем, в качестве примера можно упомянуть деятельность одного из самых популярных на Украине телеканалов "Интер", который имеет эксклюзивное право на ретрансляцию передач ОРТ в этой стране. Общеизвестно, что в состав учредителей данного канала входит руководство ОРТ. Между тем, последнее в действительности не имеет реальной возможности оказывать на редакционную политику серьезного воздействия. Так, что, если, допустим, ОРТ решит в одночасье осуществить трансляцию сюжета, противоречащего интересам киевского режима, то руководство "Интера" просто откажется их выпускать, заменив на передачи собственного изготовления.

Кстати говоря, другие российские каналы на Украине не транслируются. Единственное исключение - ретрансляция передач посредством кабельного телевидения. Украинские "кабельщики" пиратским образом ретранслируют своим абонентам "необрезанные" программы российского ТВ, однако, в виду малой платежеспособности населения Украины, число таких абонентов не превышает 20% общей зрительской аудитории страны.

Аналогичная ситуация развивается и на рынке периодических изданий. Российские газеты и журналы - единственные, по настоящему востребованные украинским читателем. Между тем, права на издание тех из них, которые распространяются в стране значимыми тиражами, уже давно проданы их российскими учредителями местным масс-медийным компаниям. Поэтому, именно местные компании определяют редакционную политику т.н. "российских газет", издающихся на Украине.

В данном случае, в качестве примера можно упомянуть "Комсомольскую правду", "Аргументы и факты", "Московский комсомолец", которые издаются на Украине ЗАО "Украинская пресс-группа", входящее в клан Деркачей.

Что касается СМИ, выпускаемых в свет с долевым участием западного капитала, то они также подвержены серьезному влиянию местных групп, хотя и пытаются сохранять свою независимость. Этому в немалой степени способствует принципиальная позиция их западных учредителей, чего не скажешь о российских учредителях украинских медиа.

Типичным примером в данном случае является телеканал "1+1" (второй по популярности в стране после "Интера"), который учрежден при участии фонда СME (международная организация созданная одним из лидеров международного еврейского движения Робертом Лаудером; среди акционеров этого фонда - российская компания НТВ). В свое время, создание указанного телеканала пролоббировал уже упомянутый выше Вадим Рабинович. После его опалы значительное влияние на "1+1" получил Александр Волков. Однако влияние группы Волкова на вырабатывание информационной политики канала "1+1", в действительности, отнюдь не является тотальным, и временами канал позволяет себе не соглашаться с точкой зрения олигарха. Кроме того, этот канал является основным проводником западного воздействия на информационном рынке Украины, а его точка зрения на события происходящие в России, как правило, полностью совпадает позицией большинства западных СМИ.

(В настоящей работе мы не будем специально останавливаться на анализе ситуации на книжном рынке на Украине: в основных своих чертах она аналогична описанной выше - книжный рынок в этой стране жестко контролируется соответствующими государственными институтами; наибольшей популярностью на Украине пользуются русскоязычные издания; поэтому подавляющее число украинских издательских фирм занимаются безгонорарной перепечаткой трудов российских авторов (благо - на Украине существует Закон об авторском праве, но данная страна до сих пор не подписала соответствующих соглашений с Россией); те же российские издания, которые выходят на Украине легальным образом, подвергаются беспощадной цензуре, вплоть до купирования наиболее "одиозных" текстов.

Что касается распространения Интернета на Украине, то его возможности на данный момент доступны крайне незначительному количеству людей на Украине. Причем, как правило, это люди - состоятельные, создавшие свой капитал в годы независимости Украины, участвуя в разграблении страны. Иначе говоря, в большинстве своем, эти люди - невосприимчивы к пророссийской пропаганде. К тому же, в этой связи, стоит упомянуть о том, что на Украине - ограниченное количество провайдеров Интернета и все они находятся под жестким административным контролем.

В общем же расклад сил на медиа-рынке Украины выглядит следующим образом.

Группа Деркача владеет на Украине многими СМИ, вопросы работы с которыми курирует Деркач-младший. Печатные СМИ Деркач объединил в холдинг "Украинская пресс-группа", в которую входят "Комсомольская правда в Украине", "Московский комсомолец в Украине", "Аргументы и факты в Украине", "Теленеделя", "Деловая неделя". Совместно с Рабиновичем Деркачи управляют ТРК "Эра", газетой "Столичные новости" (совместное предприятие с "Московскими новостями") и другими СМИ.

Группа Волкова-Бакая обладает обширной медиа-империей, включающей не очень популярную газету "В наше время", газету "День", (которая претендует на звание общенациональной ежедневной газеты), телеканал "Гравис" и ICTV, а также оказывает серьезное влияние на государственный телеканал УТ-1 и, отчасти, на телекомпанию "1+1".

Клан Суркиса-Медведчука владеет газетой "Киевские ведомости", а также фактически контролирует самый популярный на Украине телеканал "Интер" (совместное предприятие с ОРТ).

Виктор Пинчук владеет очень популярной всеукраинской газетой "Факты", а также рядом СМИ Днепропетровска.

Кроме того, небольшую медиа-империю имеет Юлия Тимошенко (газеты "Вечерние ведомости" и "Киевский телеграф"), а также глава Совета национальной безопасности и обороны Евгений Марчук (телеканал СТБ).

Виктор Ющенко пока не располагает сильными медиа-позициями и довольствуется поддержкой СМИ Тимошенко, а также ряда медиа, созданных с участием западного капитала.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы, а именно:

1. Важнейшие вопросы в Украинском государстве решаются узким кругом лиц, приближенных к президенту. При этом процесс подготовки указанных решений находится в руках некоего союза государственных чиновников, депутатов, представителей крупного бизнеса и просто влиятельных людей на правах друзей (советников) президента (премьера, спикера) - так называемых групп воздействия или кланов (возглавляемых "олигархами").

2. Ни один из украинских политических кланов не заинтересован в продвижении страны в направлении союза с Россией, так как это, в реальности, представляет угрозу их влиянию на развитие событий в стране. По аналогичным причинам украинские кланы пытаются ограничить и влияние Запада на развитие ситуации на Украине.

3. Группы воздействия (кланы, "олигархи") на Украине не являются "неприкосновенными объектами". В случае необходимости власть может легко расправиться с любой группой воздействия и со всяким олигархом. Поэтому украинские группы воздействия во всех ситуациях проявляют лояльность к правящему режиму.

4. Из зарубежных государств наиболее сильное влияние на внутреннюю политику Украины оказывает Запад. Влияние российского правительства на развитие ситуации на Украине - ничтожно мало.

5. В настоящий момент политическая система Украины находится на пороге глобального кризиса, вызванного необходимостью реформировать характер связей государственной власти и групп воздействия вокруг нее. При этом прогнозирование итогов грядущего кризиса образует сектор предположений с разбросом мнений от усиления степени воздействия кланов на управление государством (вариант позднего Ельцина) до резкого ограничения их воздействия (вариант раннего Путина). С позиции России оптимальным вариантом развития событий было бы ослабление воздействия крупнейших украинских кланов, при условии смены правительства с прозападного Кабмина Виктора Ющенко на лояльно настроенный к России кабинет технократов. Одним из следствий указанного кризиса может стать вырабатывание на Украине класса независимых предпринимателей. Данный вариант развития событий представляется самым перспективным, так как обеспечит необходимые условия для смены внешнеполитического курса правящей политической элиты.

6. Политические партии на Украине не определяют развитие политической ситуации в стране. Наиболее влиятельные из них представляют собой политические надстройки соответствующих кланов.

7. Информационный рынок страны контролируется местными группами воздействия, а также, в некоторой степени, западными учредителями ряда украинских СМИ. Влияние России на вырабатывание информационного рынка крайне слабое.

Каким образом можно использовать современную политическую ситуацию на Украине для решения геополитических задач, стоящих перед Российской Федерацией, и, прежде всего, задачи по устранению от власти правящей политической элиты?

Для решения указанной задачи, с нашей позиции, прежде всего, нужно определиться с тем, на какие силы, как внутри Украинского державы, так и за его пределами, российское руководство могло бы опереться при проведении необходимой политической линии.

Исходя из приведенных данных, также тех сведений, которые по соображениям экономии места остались за рамками настоящей работы, сейчас мы, по крайней мере, можем точно определить, на какие силы не нужно ориентироваться при разрешении поставленной проблемы. Таковыми являются:

люмпенизированные и маргинализированные народные массы Украины. На эти силы (мы на данный момент не будем анализировать ситуацию в различных стратах - от фермера до интеллигенции: украинский народ в целом сейчас пребывает в состоянии нищеты) нельзя опереться в виду низкой социальной активности населения страны.

Для иллюстрации этого тезиса можно привести результаты исследования украинских социологов Н. Рагозина и И. Навки, опубликованные в книге "Аномия или переоценка ценностей?" изданной в Донецке в 1998 году. Для определения состояния, в котором на данный момент пребывает Украина авторы воспользовались введенным Э. Дюркгеймом понятием аномии (безнормности), т. е. свойства общества, "в котором отсутствует общественная солидарность, а отношения органов общественного организма не регламентированы" и пришли к выводу, что на данный момент украинское общество пребывает в патовом состоянии бесконечного ожидания, при котором воля к действию парализована, а народ попросту ждет некоего События, которое может перевернуть его унылую жизнь (например, приход некоего Лидера, способного вывести страну из этого состояния, оккупации страны некоей внешней силой).

Дело в том, что, при всей неподелаем выводсти проводимых на Украине политических и социальных реформ (а - быть может - именно в виду указанной неподелаем выводсти) украинский народ в одночасье, как бы, "продавили" мимо "точки сопротивления" - умозрительной ментальной отметки, преодолев которую человек теряет способность противостоять привходящим негативным обстоятельствам.

В наше время украинский народ занят исключительно проблемой выживания. И никакие лозунги и призывы партийных деятелей - пусть даже самые верные и справедливые - к необходимой политической активности его не подвигнут.

И лучшее подтверждение сказанному - итоги голосования на всех состоявшихся в последнее десятилетие на Украине референдумах и выборах.

Б) при осуществлении указанной политической линии нельзя опереться также и на украинское чиновничество.

Украинская номенклатура, по сути своей, аполитична и космополитична. Она, в действительности, не является носителем устойчивой националистической идеологии. Однако, в результате обретения Украиной государственной независимости украинское чиновничество получило безраздельную власть над самой большой Европе (в территориальном отношении) страной. И делиться этой властью ни с кем не намерено. В том числе, и с российской политической элитой.

В) В свете сказанного, не имеет большого смысла вступать во взаимодействие и с украинскими бизнес-группами. В наше время "деловые люди" на Украине - от олигархов до лоточников - находятся в, почти крепостной, зависимости от украинского чиновничества. Современные "новые украинцы", также, как и украинские "аппаратчики" не имеют никаких националистических убеждений: капиталу в принципе все равно, в какой национальной среде обращаться - получил прибыль на Украине - можно "перебросить" средства на Мальту, "прирастил" банковский счет в Средиземноморье - пожалуйста, инвестируй их в Сингапур! Между тем, сформировавшиеся на внутренних рынках Украины "правила игры" в настоящий момент таковы, что украинским бизнесменам, на самом деле, на данный момент невыгодно принимать участие в реализации геополитических устремлений Российской государственности. Поэтому искать сторонников сближения с РФ в украинской бизнес-среде, с нашей позиции, представляется малоперспективным.

Г) кроме того, при проведении своей политической линии на Украине, Россия не вправе рассчитывать на конструктивное содействие деятелей русского движения. Данное движение разобщено, слабо и, в действительности, маловлиятельно. Его представители, как правило, не имеют навыков государственного управления и - в ряде случаев - даже способностей к стратегическому мышлению. Вот почему мы считаем, что исключительная опора на деятелей русского движения на Украине, с неотвратимостью приведет к дискредитации усилий по реформированию ее политической системы. В ходе реализации упомянутой политической программы, русское движение на Украине следует использовать так, как в годы Великой Отечественной войны советское руководство использовало партизанское движение: по мере сил и возможности оно содействовало боеготовности наиболее крупных партизанских отрядов, однако основные свои усилия направляло на материальное обеспечение тех фронтов, на которых разворачивались генеральные сражения войны.

Д) не следует также обольщаться на счет возможностей ведения информационной пропаганды на Украине. Как видно из приведенного анализа состояния украинского рынка масс-медиа, ситуация на нем жестко контролируется правящей политической элитой. Вообще говоря, указанное положение вещей представляется отнюдь не совсем безнадежным: все-таки на Украине на данный момент наибольшей популярностью пользуются именно русские теле и радио программы, русские книги и периодические издания; однако для преодоления блокады украинского информационного пространства необходимо приложение известных усилий российских масс-медийных магнатов. И организовать такое движение - задача государственной власти Российской Федерации, что возможно исключительно при наличии сильной власти и политической воли.

Таким образом, внутри Украины, на данный момент мы не обнаруживаем сил, способных оказать действенное содействие российскому руководству в решении стоящих перед ним геополитических задач. Эти силы нужно искать в самой Российской Федерации, причем, в данном случае и в обязательном порядке - см. об этом далее - это должны быть легитимные (лучше всего -официальные) силы, опирающиеся на всю мощь государственного аппарата РФ.

Часть третья. Анализ современной экономической ситуации на Украине.

По состоянию на середину 2000 года экономическая ситуация на Украине характеризуется следующими основными моментами.

Первый. Завершением структурной перестройки экономики Украины.

Ее основное направление - трансформация структуры экономики с доминирующими высокотехнологическими отраслями (и, прежде всего, - машиностроения) к доминанте сырьевых отраслей либо отраслей первичной обработки сырья. Так, если в 1991 году основу промышленного производства Украинской республики составляло машиностроение (42,9% от общего объема промышленного производства), то сейчас это - базовые отрасли промышленности: черная металлургия, топливная и химическая промышленности (более 50%). При этом, относительно стабильная работа указанных отраслей объясняется их ориентацией на экспортные рынки. В то время как внутренний рынок, вместе с предприятиями, которые на него работают, находится в состоянии глубокой стагнации, вызванной отсутствием платежеспособного спроса потребителей.

Структура национальной экономики Украины деформирована и по регионам. Так, к настоящему времени 80% всего валового внутреннего продукта страны вырабатывают пять регионов - город Киев, Донецкая, Днепропетровская, Луганская и Запорожская области. В этих же регионах сосредоточены остатки украинской крупной промышленности. Между тем, приведенный показатель отнюдь не является следствием роста промышленного и сельскохозяйственного производства в данных регионах, но есть результат практически полной его остановки в остальных областях.

Тем не менее, указанные деформации в структуре экономики, как ни странно это звучит на первый взгляд, со второго полугодия 1999 года обеспечили промышленный рост на Украине. Дело здесь в том, что в период с 1995 по 1999 года украинская экономика избавилась от балласта из числа предприятий, которые на протяжении последних лет серьёзно уменьшали объемы производства. К указанному моменту данные предприятия уже полностью остановили свою работу и, таким образом, способствовали улучшению отчетности украинского Госстата. С этих пор лицо экономики Украины стали определять немногие стабильно работающие экспортно-ориентированные предприятия. В результате, за 1 полугодие 2000 года рост промышленного производства на Украине составил 12%, а ВВП вырос на 4,5%.

Между тем, рост мануфактур, скажем, в черной металлургии, по цепочке ведет к улучшению ситуации в угольной промышленности (в части коксующихся углей), в машиностроении (в части производства соответствующего оборудования), а также способствует росту общей покупательной способности населения в "металлургических" регионах.

Однако, с другой стороны, упомянутые структурные деформации не позволяют говорить о стабильности роста производственной базы в государстве. Так, ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры для экспортных отраслей промышленности может поставить крест на украинском экономическом росте (как это уже произошло в 1998 году), а социальные волнения в восточных областях Украины - способны парализовать всю промышленность страны.

Таким образом, украинская экономика в настоящий момент представляется крайне уязвимой. Причем, ухудшение ситуации на десятке ключевых предприятий страны с неотвратимостью приведет не только к падению объемов производства в различных секторах экономики, но и к падению платежей в бюджет и резкому нарушению платежного баланса страны.

Наиболее безрадостным обстоятельством в данном случае является то, что решающую роль в жизнеобеспечении украинских предприятий играет ситуация на мировых рынках, которую украинское правительство не в состоянии контролировать. Внутренний же рынок, несмотря на некоторое оживление, после падения курса национальной валюты, (эффект импортозамещения) остается крайне непривлекательным.

Второй. Отсутствием инвестиционных ресурсов для модернизации промышленности. В наше время Украина стоит перед проблемой поиска средств для развития собственной промышленности и создания новых рабочих мест. Между тем, в самое последнее время наметилось некоторое увеличение объема инвестиций в украинскую промышленность. Большая часть из них приходится на средства внутренних инвесторов, которые возвращают свои деньги из оффшорных зон, поверив в перспективу относительной политической стабилизации в стране. Средства эти главным образом направляются на развитие предприятий, находящихся в собственности инвесторов (металлургия, химия, пищевая промышленность), а также в торговлю и сферу обслуживания. Однако даже для этих целей их явно недостаточно; тем более их недостаточно для того, чтобы создавать новые промышленные заводы и фабрики, рабочие трудовые места. Поэтому, приоритетными направлением экономической политики украинского правительства на современном этапе становится привлечение зарубежных инвесторов. Правда, последние не очень рвутся на Украину, в особенности из развитых государств Запада. Они объясняют это тем, что практически не контролируют ситуацию в стране, а потому ее развитие непредсказуемо и делать какие-либо долгосрочные инвестиции в экономику Украины - опасно. Напротив: из Европы постоянно доносятся обвинения Киеву в коррупции и пособничестве олигархам. По своей сути, эти обвинения выражают недовольство западных деловых кругов тем, что именно местные кланы, а не зарубежные компании имеют наибольшее влияние на процесс принятия решения на Украине. Кроме того, отношения между субъектами хозяйствования принятые в странах СНГ (бартер, зачеты, "откаты", межклановые связи) непонятны для западного предпринимателя, что является одним из главных тормозов для прихода инвестиций в страну.

В то же время российские инвесторы, которые как раз законы постсоветской экономики понимают хорошо, также не стремятся вкладывать деньги в Украину. По одному мнению, по тем же причинам, по которым они не особенно активно инвестируют в собственную российскую экономику (политическая нестабильность, тяжелый налоговый климат, банальное отсутствие достаточных средств для квалифицированного инвестирования), с другой - из-за противодействия украинских и связанных с ними конкурирующих российских кланов. Наиболее известные примеры приватизации крупных украинских предприятий российскими инвесторами (Николаевский глиноземный завод, "ЛиНОС") общей погоды не делают. В первом случае речь шла о воссоздании единой технологической цепочки, во втором - о проникновении россиян на один из немногих ликвидных рынков Украины. Что характерно - в обоих случаях противодействие со стороны местных групп воздействия было весьма слабо, а в первом - указанные группы даже активно помогали россиянам.

Однако, в общем, необходимость привлечения иностранных инвестиций также делает украинскую экономическую политику крайне восприимчивой к внешнему влиянию.

Третий. Кризисом в топливно-энергетическом комплексе. По своей сути, этот кризис является кризисом институциональным, и мы подробно его опишем в следующей части данного раздела. Сейчас лишь отметим, что во многом он спровоцирован гипертрофированной структурой украинской экономики, в которой значительную долю занимают энергоемкие отрасли промышленности. Это ведет к тому, что по объемам потребления российского газа Украина в прошлом году обогнала Германию. Потребляя огромные объемы природного газа, Украина оказывается в прямой зависимости от России - единственного на данный момент поставщика газа в страну. Причем, при низкой платежной дисциплине украинских потребителей и повальной бартеризации расчетов, никакой иной поставщик поставлять газ на Украину не будет. Повышение цены на российский газ до 100 долларов за тысячу кубометров, а также сокращение транзита газа через страну после достройки альтернативного маршрута газопровода из России через Белоруссию и далее - в Польшу, может привести к остановке большинства украинских экспортных производств и вызвать серьезнейший экономический кризис.

Четвертый. Наличием проблемы внешнего долга. Общий объем внешнего долга Украины на 1.06.2000 года составлял более 13 млрд. долларов США, из которых более половины приходится на Россию и другие страны СНГ, а остальная сумма - это заимствования у международных финансовых организаций и частных инвесторов. В начале года Украина реструктуризировала долги по еврооблигациям перед западными инвесторами, поэтому сейчас наиболее актуальной является дилемма долгов перед Россией, которые образовались вследствие неплатежей за потребляемые энергоресурсы. Предложения России по вопросу о долгах (передача объектов украинской госсобственности) не устраивает украинское правительство. Однако в виду того, что иных источников погашения долгов у Киева нет, последний предлагает некоторые альтернативные варианты - как-то передача в концессию части газотранспортной системы страны. Окончательный вариант погашения долгов должен быть согласован к началу четвертого квартала 2000 года.

Пятый. Относительной финансовой стабильностью. Нынешняя финансовая стабильность в Украине, которая наблюдается с начала 2000 года, объясняется тремя причинами:

- благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой для экспортных производств, что способствует притоку в страну валюты;

- неплатежами за российские энергоносители, в результате которых валюта, которая должна была уходить из страны, как, например, плата за газ, остается на Украине;

- жестким контролем Национального банка Украины за деятельностью коммерческих банков на валютном рынке страны, который практически исключает возможность крупномасштабных спекуляций.

Стоит отметить, что если первые два фактора перестанут действовать, то никакие ограничения Нацбанка не смогут остановить перманентную девальвацию курса украинской национальной валюты. При этом, не исключен полный развал финансового рынка страны по российскому сценарию 1998 года.

Шестой. Незавершенностью приватизации и земельной реформы. Несмотря на проводимую в последние пять лет массовую приватизацию, на Украине еще сохраняется государственная собственность на множество крупных промышленных объектов. Главной причиной этого явления стали постоянные переделы рынков и пересмотр итогов приватизации, проводимые по инициативе госаппарата. Частная собственность на Украине до сих пор не является неприкосновенным институтом. Она превратилась в своеобразную синекуру, которая давалась властью приближенным группам и отбиралась у них по произволу властей. В настоящее время, в виду тяжелых финансовых проблем, правительство Украины приняло решений окончательно распрощаться с госсобственностью. Программа приватизации на 2000-2002 год предусматривает приватизацию большинства крупных промышленных объектов. Особое внимание вызывают энергокомпании (облэнерго и энергогенерирующие компании), национальный оператор телефонной связи "Укртелеком", а также ряд предприятий химической, металлургической промышленности и оставшиеся еще в госсобственности НПЗ. Вокруг приватизации этих объектов разворачивается серьезнейшая конкурентная борьба, в которой задействованы как украинские, так и российские группы воздействия.

Особо стоит упомянуть об аграрной реформе, которая началась на Украине с начала 2000 года. В наше время коллективные сельхозпредприятия на Украине активно расформировываются и, на их основе, создаются частные агропредприятия. Это дало старт переделу рынка земли в пользу украинских ФПГ. Сейчас в стране, в особенности на Восточной Украине, формируются крупные латифундарные хозяйства, контролируемые местными кланами и крупными агротрейдерами. В любом случае - земля на данный момент на Украине становится товаром, причем, одним из наиболее ликвидных.

Седьмой. Кризисом неплатежей. Украинская экономика, также как и российская, остро страдает от кризиса неплатежей. Последний является, с одной стороны, следствием непродуманной монетарной политики руководства страны, направленной на ограничение денежной массы в обращении, с другой, - наличием влиятельных структур, заинтересованных в создании экономики неплатежей. Намечаемый (см. выше) удар правительства по таким структурам, запрет всех неденежных форм расчетов в ТЭК, а также некоторая либерализация монетарной политики в настоящий момент дали свои результаты. Доля денежных расчетов на рынке заметно увеличилась.

В особенности последнее касается ТЭК. В энергетике, например, доля денежных расчетов в августе месяце составила 60%, хотя в начале года она не превышала 5%. В то же время в других отраслях народного хозяйства Украины ситуация улучшилась не столь радикально. По нашему мнению, жесткие меры правительства дали свои результаты только по тем направлениям, где потребители были в состоянии платить, но ранее по каким-то причинам не платили (классический пример - приватизированные энергоснабжающие компании, которые деньги за электроэнергию в областях собирали, однако затем энергогенерации их не отдавали).

Справиться же с проблемой неплатежей в глобальном смысле оказалось невозможным без решения более серьезных вопросов, прежде всего - ликвидации "лежащих" предприятий. Хотя, повторимся, процесс исчезновения последних с экономической карты страны уже подходит к концу, и поэтому можно предположить, что уже со следующего года, при сохранении жесткой линии правительства по борьбе с бартером и зачетами, дилемма неплатежей по расчетам внутри страны начнет спадать.

Восьмой. Наступлением державы на теневой сектор экономики и частное предпринимательство. В наше время, предпринимателей, работающих на Украине легально, по статистике, не так уж и много - всего 4 субъекта предпринимательской деятельности на 1000 человек. На самом же деле реальных предпринимателей на Украине гораздо больше, примерно, каждый третий гражданин Украины. Разрыв между официальной статистикой и реальным положением дел объясняется не только высоким уровнем налогообложения легального бизнеса, но и дискриминационной политикой налогового администрирования: на данный момент на Украине легальный предприниматель является объектом бесконечных проверок со стороны всевозможных проверяющих органов, что делает его бизнес нерентабельным.

Между тем, принятие нового налогового кодекса, который еще более ужесточает санкции по отношению к неплательщикам налогов и теневому бизнесу (а этот документ сейчас активно обсуждается в украинском парламенте) вряд ли приведет к значительному увеличению количества легальных предпринимателей, однако будет способствовать резкому сужению сферы деятельности "теневиков". В совокупности все это приведет к обострению социальных проблем в обществе, сужению внутреннего рынка и затруднит адаптацию населения к экстремальным условиям жизни. В итоге - повысится чувствительность украинской экономики к влиянию неблагоприятных внешних факторов.

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УКРАИНСКОЙ ЭКОНОМИКИ. ОСНОВНЫЕ ГРУППЫ ВЛИЯНИЯ.

В понимании экономических процессов, которые сейчас происходят на Украине, главную роль играет институциональный анализ. То есть анализ деятельности субъектов экономической жизни страны и связей между ними. Многие экономические проблемы Украины, как мы видели выше, имеют именно институциональный характер.

Основных институций, которые определяют экономическую ситуацию в стране, четыре:

- государство;

- финансово-промышленные группы (синоним - кланы, олигархи);

- крупные предприятия, не принадлежащие двум означенным выше институциям;

- субъекты теневой экономики, а также малый и средний бизнес.

Наиболее ярко выраженной тенденцией последних лет является резкое сокращение воздействия двух последних институций в пользу двух первых. Государство все активнее наступает на теневую экономику, заодно уничтожая малый и средний бизнес, а крупные предприятия переходят под контроль финансово-промышленнных групп.

Посему сосредоточимся на анализе хозяйственных связей ФПГ и государственных органов.

Феномен украинской олигархии (кланов) мы уже рассматривали в части, посвященной анализу политической ситуации в стране.

Однако отношения державы и кланов в экономической сфере значительно отличаются от тех, что сложились в политической.

По сути дела, лояльность и подчиненное положение украинских олигархов по отношению к власти является своеобразной платой за то, что государство не вмешивается в финансово-хозяйственные отношения внутри ФПГ и в отношения между самой ФПГ и более мелкими структурами. Таким образом, в экономическом плане украинские предпринимательские кланы являются суверенными образованиями, получающими за свое "служение" власти возможность вести бизнес "на свое усмотрение", в том числе - не платить налоги, получать бесплатно государственные ресурсы, энергоносители и т.д. - другими словами они получают возможность жить вне правового поля державы. Однако, в случае нарушения правил игры, либо в результате происков конкурентов, эти ФПГ могут быть очень быстро устранены с рынков. Учитывая политическое влияние и возможности госаппрата, такие перетасовки ФПГ в новейшей истории Украины случались очень часто, что вело к постоянным переделам рынка, пересмотрам итогов приватизации и, в конечном итоге, к замедлению процесса формирования полноценных ФПГ. Единственным исключением, стал отрезок времени с 1998 по начало 2000 года, когда власть, живо заинтересованная в поддержке кланов, оставила их бизнес в покое.

Второе отличие экономических связей между кланами и государством от политических в том, что если политически Украина является жестко-централизованным государством, то экономически - она предельно регионализирована и децентрализована. Наиболее крупные кланы и наиболее крупные денежные потоки находятся именно в регионах. Характерно также, что два клана, которые чуть было не установили контроль над всей страной - клан Звягильского (в 1993-1994 годах) и клан Лазаренко (1996-1997) имели именно региональное происхождение (соответственно, донецкое и днепропетровское).

И сейчас двумя наиболее мощными в финансовом отношении ФПГ являются региональные - донецкая ФПГ и группа "Интерпайп" (Днепропетровск).

Регионализация экономической жизни закрепляется в долгосрочном плане отсутствием развитого общенационального рынка. Нередко регион оказывается более тесно связан со своими зарубежными партнерами, нежели с предприятиями соседних областей. Как следствие этого - областные власти нередко оказывают на экономические процессы в стране гораздо большее влияние, нежели центральные. Причем, в самое последнее время наметилось образование своеобразных региональных холдингов, которые управляются совместно региональными ФПГ и областными властями. Такие холдинги практически тотально контролируют жизнь целых регионов и, главное, замыкают внутри региона финансовые потоки. Правда, повторимся, такое положение также является своего рода платой державы за лояльность к власти региональных элит. При малейших признаках нарушения этой лояльности Центр проводит "превентивную" "зачистку" регионалов.

Учитывая эти особенности экономических связей двух основных институций в стране, перейдем к анализу ФПГ и методов их работы.

В отличие от России, основу украинских ФПГ составляет не банковско-финансовый, а трейдерский капитал. Это объясняется спецификой первоначального накопления капитала на Украине. В виду отсутствия возможностей аккумулирования значительных финансовых ресурсов получаемых от экспорта сырья (на чем делали деньги российские банки) на Украине единственным способом заработать значительные деньги стал процесс выкачивания средств из производственного сектора экономики в пользу так называемых трейдерских структур. Основным инструментом такого перераспределения средств являлись поставки компаниями-трейдерами сырья (в особенности энергоносителей) на промышленные предприятия. При этом, еще одним каналом накопления капитала являлись неплатежи трейдеров за энергоносители (прежде всего за электричество, газ и уголь). Так как на начальном этапе первоначального накопления капитала трейдеров, которые бы поставляли на предприятия энерго- и прочие ресурсы отбирало государство, именно отношения с властью становились основным фактором успешного ведения их бизнеса.

Механизм зарабатывания денег трейдерами в простейшем плане выглядел следующим образом. Трейдер поставляет на металлургический комбинат газ. Заплатить за него живыми деньгами, как правило, у предприятия возможности нет, плюс какие-то долги висят с прежних лет. Трейдер ставит условие - или отключаем, или расплачивайтесь за газ своей продукцией по той цене, по которой мы вам скажем. В итоге, фирма получает с меткомбината, например, трубную заготовку по цене в несколько раз ниже ее себестоимости. Затем, часть этого товара реализуется российскому поставщику в 5-10 раз дороже цены приобретения, а часть уходит на экспорт, где трейдер (или его подставная оффшорная фирма) получает живые деньги. Несколько месяцев такой работы - и предприятие-потребитель газа уже может даже не пытаться самостоятельно выходить на рынок со своей продукцией. Вся его сбытовая политика оказывается под контролем газотрейдера. Последний, собрав вокруг себя несколько подобных заводов, превращается в своеобразный "мини-Госплан", решающий, что производить предприятию, сколько и по какой цене продавать. Со временем, эти отношения переводятся в официальную плоскость, трейдер, используя свои связи с властью, приобретает контрольный пакет акций предприятия, хозяйственную деятельность которого он и ранее успешно контролировал.

Стоит отметить, что неплатежи и зачетно-бартерные схемы являются неотъемлемыми частями бизнеса трейдеров, залогом его успеха. Ведь трейдер зарабатывает сразу на двух источниках - на непропорциональном товарообмене с промпредприятием и неплатежах за энергоносители (газ или электроэнергию).

Как видим, дилемма неплатежей, бартера и зачетов имеет, в основном, институциональный характер, то есть проистекает из специфики хозяйственных связей на Украине.

К настоящему времени, в результате ожесточенной конкурентной борьбы на Украине сформировалась следующие крупнейшие бизнес-группы.

"Группа Суркиса" (ПФК "Славутич", Украинский кредитный банк, концерн "Шелтон" и др.). Возглавляет указанную группу народный депутат Украины, президент футбольного клуба "Динамо- Киев" Григорий Суркис. Группа контролирует значительную часть рынка нефтепродуктов Украины, работает на поставках давальческого сырья на украинские НПЗ; в сферу ее интересов входят также предприятия пищевой и химической (концерн "Ориана") промышленности. Однако основа бизнеса Суркиса - контроль над энергетическими компаниями. Группа владеет контрольными пакетами акций пяти областных энергопоставляющих компаний ("облэнерго") и управляет контрольными пакетами еще в трех. Ее бизнес состоит в том, что облэнерго берут электроэнергию на энергорынке, продают ее потребителям, однако назад в энергорынок средства, как правило, не возвращаются. Правда, в последнее время, такой "бизнес" сталкивается с известными "неудобствами" в виду ужесточения контроля державы за расчетами на энергорынке. На рынке же нефтепродуктов Суркис ведет жесткую конкурентную борьбу с российскими компаниями, пытаясь не допустить последние на "свои" предприятия.

Донецкая группа ("АРС", "Данко", "Индустриальный союз Донбасса", "Донгорбанк" и др.). Возглавляют группу президент футбольного клуба "Шахтер" Ринат Ахметов, а также бывший первый заместитель министра топлива и энергетики Украины Виталий Гайдук. Группа осуществляет контроль практически над всеми крупными предприятиями Донецкой и части - Луганской области. Основа ее бизнеса - металлургия и смежные отрасли (крупнейший в Европе Авдеевский коксохимзавод, меткомбинат "Азовсталь", Енакиевский металлургический завод, контроль над Харцызским трубным заводом, большинством шахт региона, добывающих коксоющийся уголь). Кроме того, "Индустриальный союз Донбасса" является крупнейшим негосударственным газотрейдером Украины. Группа контролирует также ряд предприятий пищевой промышленности региона, а также машиностроительные (преимущественно металлургическое и горное машиностроение) и химические предприятия. В последнее время она развивает производство товаров народного потребления и занимается сельскохозяйственным производством. В финансовом и организационном отношении Донецкая группа на данный момент, пожалуй, - наиболее мощная на Украине. Группа также имеет развитый бизнес в России (прежде всего в горно-металлургической отрасли, а также в пищевой промышленности) и поддерживает тесные контакты с рядом российских ФПГ.

Группа "Интерпайп". Возглавляет группу народный депутат Украины Виктор Пинчук. По данным украинской прессы он состоит в гражданском браке с дочерью Леонида Кучмы Еленой Франчук. Группа Пинчука контролирует металлургические предприятия (Нижнеднепровский, Новомосковский и Днепровский трубные заводы, Никопольский ферросплавный завод и др.), ГОКи, банки ("Кредит-Днепр") и предприятия связи (оператор сотовой связи "Киевстар Дже-эс-эм"). Кроме того, "Интерпайп" - крупный газотрейдер. Географически ее бизнес преимущественно находится в Днепропетровской области.

Еще в начале текущего года к числу крупнейших можно было бы причислить группу "Финансы и кредит". Источником ее могущества была связка "Бакай-Волков". Первый был главной НАК "Нефтегаз Украины" (предприятия - монополиста по добычи нефти и газа, предоставлению газотранспортных услуг), второй - наиболее влиятельной фигурой в окружении президента Кучмы, оказывающего непосредственное влияние на принятие самых важных политических и экономических решений в стране. Из предприятий, в группу входят две энергопоставляющие компании ("Одессаоблэнерго" и Луганскоблэнерго"), ряд независимых поставщиков электроэнергии и газотрейдеров, предприятия металлургической отрасли. Однако в последнее время указанную группу, начали вытеснять с энергорынка страны, а Бакая сняли с занимаемой должности. Группа тесно связана с российским олигархическим кланом Березовского-Абрамовича-Мамута.

Из других, менее значительных групп можно отметить группу "Укрсиббанка" (Харьков) - партнера "Сибирского алюминия" по покупке акций Николаевского глиноземного завода (газовый рынок, ГОКи, металлургия), днепропетровского "Приватбанка" (ГОКи, металлургия, НПЗ), а также донецкого концерна "Энерго" (угольный рынок, электроэнергетика, коксохимия, металлургия, сельское хозяйство, один из акционеров созданного на базе "Инкомбанк-Украина", "Кредитпромбанка").

Как видим, круг интересов украинских ФПГ четко ограничен треугольником "металлургия (и смежные отрасли) - химия-энергетика", плюс к этому, нефтепереработка и, в последнее время, пищевая промышленность. Предприятия других отраслей в эти схемы попадают редко.

Очевидно, что состав данных групп неоднороден. По одному мнению, здесь можно встретить чисто паразитические структуры, типа группы Суркиса или Бакая, с другой стороны - есть группы, которые развивают свой бизнес в сфере реальной экономики и промышленного производства (прежде всего, "Интерпайп" и донецкая ФПГ). Соответственно - каждая из них имеет и разные перспективы.

Учитывая, что в последнее время украинское правительство развернуло наступление на позиции крупнейших ФПГ с целью вернуть их в правовое поле, заставить платить налоги, распрощаться с бартером и системой неплатежей, можно с достаточной долей уверенности прогнозировать, что в ближайшее время две первые ФПГ будут постепенно терять свое влияние и финансовые ресурсы. В то же время, будущее и региональных групп и, прежде всего донецкой, выглядит довольно дилемматичным. Дело в том, что, замыкая на себе финансовые потоки в регионе, региональные ФПГ тем самым существенно ограничивают возможности киевского правительства влиять на ситуацию в стране. Поэтому, не исключено, что уже в самом скором времени, Киев поведет самое решительное наступление на позиции указанной и других региональных групп.

Подводя промежуточные итоги, можно сказать, что, столкнувшись с крайне опасным кризисом в ТЭК, который вызван, прежде всего, причинами имеющими институциональный характер, правительство Украины решило радикальным образом изменить институциональную структуру украинской экономики. Как мы уже писали выше, это привело к резкому росту расчетов за потребляемые энергоресурсы, а также к известному ослаблению воздействия некоторых предпринимательских кланов. С позиции геополитических интересов России, указанные тенденции представляются обнадеживающими. В свете сказанного, вопрос состоит только в том, кто заменит теряющие влияние местные бизнес-группы: российские компании или западные.

ЗАРУБЕЖНЫЕ ГРУППЫ ВЛИЯНИЯ

Как мы уже писали выше, в настоящий период украинская экономика - в крайней степени зависит от внешних групп воздействия и, прежде всего, в виду несоизмеримых объемов внешнего долга, в виду необходимости привлечения инвестиций в реальный сектор экономики и в виду зависимости народного хозяйства от импорта энергоносителей. Исходя из сказанного, основными зарубежными группами воздействия, в принципе, должны бы оказаться западные транснациональные корпорации и финансовые учреждения, международные финансовые организации (МФО), российское правительство и российские компании.

Между тем, как уже отмечалось выше, основной проблемой при продвижении на внутренний рынок Украины для западных корпораций являются непонятные правила игры в украинской экономике и невозможность влиять на процесс принятия решений украинским правительством (в отличие, скажем, от Венгрии или Польши). Сильными рычагами воздействия на Киев (в виду чрезмерной задолженности последнего) обладают западные финансовые институты - частные и международные. Однако первые уже упустили свой шанс конвертировать украинские долги в политическое и экономическое влияние в стране, согласившись на реструктуризацию долгов. Что касается вторых, то они продолжают на данный момент оказывать значительное влияние на политику правительства. Последнее советуется с ними по важнейшим вопросам макроэкономической политики, согласовывает варианты бюджета и основные направления промышленной политики. МФО также занимаются прямым лоббированием интересов западных компаний в Украине, однако, по причине практически полного отсутствия интереса этих компаний на Украине, а также в виду серьезного противодействия этой политике местных групп воздействия, результативность лоббистской политики МФО на Украине не стоит переоценивать. Кстати, именно неуспехи МВФ на указанном поприще способствовали серьезному охлаждению связей между этой организацией и Киевом в течение последнего года. Хотя - повторимся - позиция МФО оказывает очень серьезное влияние на вырабатывание политики правительства Украины. И при прогнозируемом ослаблении воздействия на правительство местных групп, роль МФО в экономической жизни на Украине в ближайшей перспективе, очевидно, будет возрастать.

В то же время, как показывает хозяйственная практика, у российской стороны наибольшие успехи в деле освоения внутреннего рынка Украины имеют как раз частные компании. По сути дела именно они, а не российское правительство на протяжении последних лет вели активный переговорный процесс с Украиной. Хотя, еще раз отметим, интересы российских частных кампаний на Украине ограничивается достаточно узким перечнем отраслей.

Здесь также стоит еще раз напомнить, что, как правило, российские компании приходят на Украину при поддержке местных групп воздействия (типичный пример - покупка "Сибирским аллюминием" Николаевского глиноземного завода, которая была бы просто невозможна без активной поддержки этих начинаний главой СБУ Леонидом Деркачом).

Кроме того, распространенная форма прихода российского капитала на Украину - это опосредованные инвестиции через украинские компании (в последнее время одним из основных "пропускных" каналов для этих целей является донецкий концерн "Энерго").

Наибольшие успехи на украинском рынке пока имеют "Лукойл" (владелец Одесского НПЗ, сети АЗС и некоторых других предприятий), группа "Альфа" (рынок нефтепродуктов, покупка "ЛиНОСа", планы по покупке других НПЗ и концерна "Ориана"), и группа "Русский алюминий" (НГЗ).

Отдельно стоит упомянуть также компанию-газотрейдера "Итера" - которая ранее была тесно связана с топ-менеджментом "Газпрома", а ныне, по слухам переходит под крыло Романа Абрамовича. Эта компания еще несколько месяцев назад была близка к тому, чтобы поставить под свой полный контроль газовый рынок Украины посредством создания СП "Оптовый рынок газа", однако в последнее время украинское правительство, вероятно, под давлением российских правительственных структур, отказалось от этих планов. (Во время недавнего визита Ющенко в Москву, в администрации президента РФ ему дали понять, что отныне российское Правительство намерено отказаться от услуг Рэма Вяхерева при контроле поставок газа на Украину; соответственно, дружественная фирме Вяхерева, "Итера" оказалась в данной ситуации невостребованной). Впрочем, сам сей факт достаточно красноречиво свидетельствует о том, что именно частные российские компании, а не российское правительство формировали экономические взаимоотношения между двумя странами, в том числе и на таких стратегически важных для Российского державы рынках, как газовый.

Российское же правительство, несмотря на наличие мощных рычагов воздействия на вырабатывание условий хозяйствования на Украине, на протяжении долгого времени, фактически игнорировало ее экономическую политику, и, прежде всего, из-за отсутствия осознанной политико-экономической программы взаимодействия с Украиной.

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы, а именно:

1. В настоящий момент украинская экономика является крайне зависимой от множества внешних и, неподконтрольных правительству, внутренних факторов, что не позволяет госаппарату эффективно ее регулировать. Конкретно, речь идет о следующих факторах:

- тотальной зависимости экономики страны от стабильной работы немногочисленных предприятий-экспортеров;

- необходимости привлечения иностранных инвестиций;

- огромной внешней задолженности;

- высокой энергоемкости народного хозяйства и зависимости страны от импорта энергоносителей;

- наличии влиятельных финансово-промышленных групп, деятельность которых находится вне правового поля державы;

- наличии значительного теневого сектора;

- значительном влиянии на экономические процессы региональных элит.

Между тем, украинское правительство сосредоточило в своих руках все официальные рычаги управления экономикой страны. В итоге, государственный менеджмент на Украине оказывается малоэффективным и ответственность за это справедливо возлагается на власть.

2. На Украине сформировалась структура экономики, с преобладанием базовых отраслей промышленности, ориентированных на экспорт, либо связанных с экспортно-ориентированными производствами. При сохранении благоприятных внешних факторов, в указанных отраслях народного хозяйства в ближайшее время, очевидно, будет происходить заметный рост, что может оказать благотворное влияние на вырабатывание общей экономической ситуации в стране. Вместе с тем, в случае изменения конъюнктуры на мировых рынках на Украине с неотвратимостью произойдет крах финансовой системы, все макроэкономические, социальные и политические последствия которого трудно предугадать;

3. Проблема неплатежей в украинской экономике и, в особенности, в ТЭК, есть, по существу, дилемма институциональная, лежащая в сфере макроэкономики. При ужесточении правительственного контроля за расчетами, и при ликвидации паразитирующих трейдерских структур, а также путем либерализации монетарной экономической политики указанная дилемма вполне поддается решению, о чем свидетельствуют первые результаты "нового курса" нынешнего правительства. Кроме того, массовая ликвидация в 1999-2000 годах неплатежеспособных предприятий, также заметно снижает остроту проблемы неплатежей. По другому мнению непропорционально большое потребление импортных энергоресурсов Украиной при ухудшении внешнеэкономический конъюнктуры для украинского экспорта может привести к очень тяжелым последствиям для экономики страны и ее финансовой стабильности.

4. Наиболее влиятельной группой, оказывающей непосредственное воздействие на развитие экономических процессов на Украине, являются украинские финансово-промышленные группы (кланы), тесно связанные с госаппаратом. В соответствии с недавно сформулированной программой украинского правительства, последнее сейчас намеревается прибегнуть к системе жесткого регулирования деятельности ФПГ, чему олигархи - естественно - активно противодействуют, и в этом их поддерживает администрация президента. Если в борьбе с олигархическими кланами правительство Ющенко сумеет одержать победу, многие из них потеряют свои позиции в экономике и будут вынуждены уйти с рынка. В результате освободится место для проникновения на рынок новых структур, в том числе и иностранных. По другому мнению возможная победа Ющенко повлечет за собой укрепление прозападного вектора украинской внешней политики, что вряд ли отвечает геополитическим интересам Российской государственности. Поэтому, при формировании своего отношения к развивающемуся на Украине конфликту правительства и президента, Российская Федерация должна соблюдать крайнюю осторожность.

5. Из числа зарубежных предпринимательских структур наибольшее влияние на нынешнее украинское правительство оказывают международные финансовые организации (МФО), Между тем, реальные возможности последних по лоббированию интересов западных компаний на украинском рынке ограничены низким интересом частных кампаний к инвестициям в Украину, а также активным противодействием местных предпринимательских структур. Аналогичным образом, и российский частный бизнес на данный момент не торопится вкладывать деньги в экономику Украины. Последние два момента, прежде всего, связаны с неблагоприятным инвестиционным климатом на Украине, краеугольным камнем которой является неэффективное управление госаппаратом народным хозяйством страны. В тоже время, следует признать, что правительство РФ также не имеет продуманной экономической политики в отношении Украины и потому нередко совершает ошибки, которые могут иметь далеко идущие последствия.

Отсюда следуют два главных вывода, а именно:

Первое. Сложившаяся на Украине экономическая ситуация, а также конфигурация экономических интересов внутри Российской Федерации (в настоящей работе последняя не рассматривалась) не дают удовлетворительных оснований говорить о принципиальной возможности продуктивного использования экономических рычагов в целях реализации геополитических интересов Российской Федерации на Украине. В настоящий момент сугубо экономическими мерами прозападный вектор украинской внешней политики, с нашей позиции, изменить не удастся.

Более того, прогрессирующая эскалация экономического давления на Украину может ускорить ее движение в противоположную от России сторону. И дело здесь в следующем.

Действительно, Украина имеет на данный момент значительные долги перед Россией. Действительно, ради того, что бы разрешить эту проблему Киев может пойти на определенные шаги по сближению с Москвой. Однако, учитывая общий настрой украинской элиты, скорее всего, указанные шаги будут носить скорее декоративный, нежели деловой характер. Между тем, как было показано выше, энергетический кризис на Украине - есть кризис сугубо институциональный, и может быть разрешен путем жесткой политики правительства по отношению к действующим в ТЭК бизнес-группам. Поэтому, в случае реальной угрозы своему положению в стране, нынешние киевские власти, пойдут на самые жесткие меры, дабы наладить нормальные платежи за энергоносители и, тем самым, устранить главный инструмент давления России. Жертвы, которые понесет при этом украинская экономика и социальная сфера (а, проще говоря, - украинский народ) в расчет Киевом, естественно, приниматься не будут.

Впоследствии, когда острота долговая проблемы несколько притупится, все заключенные с Россией договоренности Киев просто аннулирует, а те предприятия, которые были переданы России за долги - теми или иными путями вернет в свою собственность.

Не имеют, на наш взгляд, серьезных шансов на успех и разного рода стратегии экономического проникновения на Украину, в изобилии формулируемые лидерами русских движений в этой стране. Указанные концепты не имеют смысла, во-первых, потому, что, как показывает живая практика хозяйственной деятельности и, как свидетельствует десятилетний опыт российско-украинских связей, ни российские частные кампании, ни само государство Российской не имеют серьезных экономических интересов на Украине (исключая, конечно, использования выгодного транзитного положения этой страны). И это не случайно. Как показал недавно проведенный нами анализ инвестиционной привлекательности основных народно-хозяйственных комплексов Украины, вложение средств в подавляющее большинство отраслей ее народного хозяйства - убыточно. Прибыльность же тех отраслей, которые на Украине считаются рентабельными - на порядок ниже, чем в других странах мира. Если нет прибыли - нет и интереса у хозяйствующих субъектов. И никаким государственным принуждением этот интерес не пробудишь. Да, и не нужно, в данном случае прибегать к этим мерам: какой смысл в том, чтобы тратить российские деньги на поддержание нерентабельной украинской экономики?

Во-вторых, упомянутые стратегии не реализуемы потому, что игнорируют специфику украинской экономики, находящейся под тотальным контролем киевской и региональных политических элит. Можно придумывать самые разные схемы проникновения российского капитала на украинский внутренний рынок, а потом украинский правительственный чиновник наложит на любую из них свое "вето" и на этом вся экономическая деятельность российских и проросийских бизнес- групп в этой стране завершится.

Вот почему мы считаем, что вовлечение Украины в сферу геополитических интересов Российской Федерации должно происходить внеэкономическими методами.

Второе. Вместе с тем, мы полагаем неправильным такое положение вещей, когда у Российской Федерации отсутствует позитивная программа развития экономических связей с Украиной, удовлетворительное понимание экономических реалий в этой стране, ибо все это, с неотвратимостью приводит к серьезным ошибкам при решении оперативных вопросов экономического взаимодействия с соседней страной.

Вместо резюме

Итак, сейчас, по крайней мере, обрело ясность следующее:

1. Основной внешнеполитической проблемой Российской Федерации на современном этапе является дилемма самоидентификации: осознание себя историческим субъектом, существующем в сложной системе международных связей; осмысление своей роли и значения в мире;

2. Разрешение указанной проблемы непосредственно связано с вырабатыванием системы внешнеполитических приоритетов Российской Федерации;

3. Исходя из ряда объективных (внешнеполитических) и субъективных (внутриполитических) обстоятельств, в качестве такой системы можно рассматривать следующую иерархическую конструкцию:

А) отношения со странами "ближнего зарубежья";

Б) отношения со странами Восточной Европы - союзниками по бывшему Варшавскому Договору;

В) отношения со странами Ближнего и Дальнего Востока;

Г) отношения со странами Западной Европы.

Причем, анализ особенностей современной международной ситуации свидетельствует о том, что конструктивное взаимодействие со всеми перечисленными субъектами международного права в настоящий момент невозможно без изучения, учета и использования сильных и слабых сторон позиции и геополитических интересов нынешнего мирового лидера - Соединенных Штатов Америки;

4. В силу целого ряда исторических, геополитических, культурологических, экономических, ментальных и бытийных обстоятельств, центральное место в иерархии внешнеполитических приоритетов Российской Федерации должны занимать отношения с Украиной; по тем же обстоятельствам, ведущую роль в указанных отношениях должна играть Российская Федерация;

5. Между тем, современная политическая ситуация такова, что правящая украинская политическая элита не заинтересована в развитии связей с Российской Федерацией. Отсюда - оптимизация связей Украины и Российской Федерации оказывается непосредственно обусловленной сменой нынешней украинской политической элиты и вырабатыванием новой (точнее: восстановлением разрушенной) системы связей между украинским и российским народами.

6. Следует иметь в виду, что при решении поставленной задачи, Российская Федерация встретит активное противодействие, как внутри Украины, так и за ее пределами. Внутри Украины противодействие Российской Федерации окажут наиболее одиозные адепты галицийской националистической идеологии, а также представители некоторых украинских ФПГ (олигархических кланов), опасающиеся падения своих доходов после прихода на украинские рынки российского капитала. За ее пределами - США, Германия, другие европейские страны, (включая и державы Восточной Европы), Ватикан и страны мусульманского мира. При этом, украинская бюрократия, в основной своей массе, - займет враждебно-выжидательную позицию, а украинский народ - нейтрально-дружественную. Между тем, сложившиеся исторические реалии таковы, что Российская Федерация не имеет другого выбора, нежели конфронтация с мировым сообществом. Что, разумеется, отнюдь не отменяет необходимости поиска путей минимизации (предполагающих правильный выбор исторического момента, эффективное использование механизмов государственной пропаганды, наличие продуманной программы последовательных шагов и организацию жесткого контроля за ее исполнением и т.д., и т.п.) ее негативных последствий.

7. Анализ современной внутриполитической ситуации на Украине позволяет сделать вывод о том, что, при решении поставленной задачи, Россия не сможет опереться на какие-либо серьезные силы про-российской ориентации внутри Украины. В виду разобщенности, отдаленности от центров власти и отсутствия навыков управления политическими процессами, существующие украинские юнионистские объединения также не способны оказать существенное содействие в реализации геополитических интересов РФ на Украине. (Что - понятно - не отменяет необходимости использовать их возможностей при решении вспомогательных внешнеполитических задач). Отсюда - вывод: указанная дилемма может быть успешно решена исключительно на официальном государственном уровне - уровне государственной власти Российской Федерации и, - делаем вывод - основные усилия представителей российского патриотического движения на данный момент должны быть направлены, прежде всего, на вырабатывание адекватной политики Российского державы в отношении Украины и, только затем, - на поддержание политического статуса организаций соотечественников за рубежом;

8. Анализ экономической ситуации на Украине позволяет сделать вывод о том, при существующих на внутреннем рынке Украины "правилах игры", использование экономических мер воздействия на развитие политических процессов в этом государстве очевидно приведет к дальнейшему ухудшению социального статуса украинского народа, но не в полной мере позволит реализовать геополитические интересы РФ в этом государстве и, в частности, не позволит организовать смену правящей политической элиты.

1 Интересно отметить, что еще в 90 гг. XIX века, кажется в Англии, была опубликована карта Европы, на которой вместо Австро-Венгрии были изображены Сербия, Чехия, Силезия, Румыния, Венгрия, проч. В те времена указанная публикация произвела эффект разорвавшейся бомбы - настолько содержание карты противоречило существовавшей политической реальности. Между тем, на данный момент эту карту вполне можно было бы использовать в качестве пособия в школьных учебниках по географии.

2 Так, бенедиктинец Х. Бауэр умилялся в 1930 году: "Большевизм умерщвляет священников, оскверняет храмы и святыни, разрушает монастыри... Но не в этом ли... религиозная миссия безрелигиозного большевизма, что он обрекает на исчезновение носителей схизматической мысли, делает tabula rasa и этим дает возможность к духовному воссозданию?"

3 Характерным примером вопиющего непрофессионализма российских чиновников в "украинском вопросе" являет собой список привлекательных для России украинских предприятий, которые бы Россия хотела получить за газовые долги.
Начнем с того, что половина предприятий, которые в сем документе упоминались, к моменту его составления уже были в частном владении и, - делаем вывод, - украинскому государству не принадлежали. Кроме того, данный список включал в себя, в основном, предприятия промышленно-сырьевой направленности - то есть вида, принадлежащего к уходящему технико-экономическому укладу. В тоже время, предприятия из наиболее перспективных секторов экономики, таких как телекоммуникации и связь, банковский сектор, в указанный список не входили- что является тем более странным, что в настоящее время готовится к приватизации украинский национальный оператор телефонной связи "Укртелеком". Более того, в указанный список не вошла ни одна из энергокомпаний, которые также сейчас готовятся к приватизации.



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана во Фрянове
Охранные усл. во Фряново


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru