щёлковский край
 

Доктрина доверия и открытости.


В мировой практике, не говоря уже об отечественной, до сих пор не было прецедента, когда еще до утверждения выносилась на обсуждение государственная военная доктрина. Это впервые произошло с важнейшим военно-политическим документом такого уровня. Примечательно, что новая демократическая Россия посчитала нужным представить общественности текст проекта «без купюр». Это не помешали сделать ни соображения конфиденциальности, ни потенциальная негативная реакция, которую могло спровоцировать обсуждение отдельных положений доктрины.

Несмотря на то, что современные международные отношения являются весьма деликатной сферой, а национальная и международная безопасность, национальные интересы всегда считались святая святых, власти новой России не побоялись озвучить свою позицию по наиболее острым проблемам этой области и дать им официальную оценку.

Представленную Россией государственную военную доктрину можно назвать доктриной открытости, предлагающей привлекательную и вместе с тем простую формулу международных отношений. Она призывает выступать с открытым забралом и не фарисействовать, говоря одно, делая другое, а думая вообще третье. В документе нашла свое подтверждение ориентированность России на повышение уровня доверия между государствами. Именно оно должно служить фундаментом для выстраивания отношений в период, последовавший за длительной конфронтацией.

Здесь можно вспомнить, как Россия всегда настаивала на том, чтобы одним из обязательных условий взаимоотношений с НАТО в рамках их «перезагрузки» был обоюдный обмен информацией в сфере военной стратегии и политики, создания военных доктрин. В то время, когда в нашем государстве создавалась новая военная доктрина, а НАТО разрабатывало новую стратегическую концепцию, Россия представила его структурам и главам стран, входящих в альянс, максимально возможный объем информации, касающейся ее официальных позиций и военно-доктринальных подходов. Кроме того, руководство нашего государства выступило с предложением свести принципиальные, наиважнейшие положения военно-политических документов к единой системе координат.

Однако подобная беспрецедентная открытость уперлась в глухую стену запрещающих правил, внутренних процедур блока, на которые ссылалось его руководство. По их словам, регламентом альянса НАТО не предусмотрено предварительное озвучивание содержания документа до того, как он будет утвержден. Новая стратегическая концепция с известными теперь доктринальными положениями была принята НАТО в редакции, не учитывающей предложения российской стороны. К чему привела их практическая реализация в Югославии — хорошо известно. Со времен Второй мировой войны спровоцированный натовской агрессией кризис стал одним из наиболее серьезных.

И все же Россия выражает твердую уверенность в том, что открытость и доверие в отношениях между народами и государствами — объективная необходимость, подготовленная всем ходом истории. От взаимной подозрительности, идеологизированной отчужденности, недоверия как от «тяжелого наследства» холодной войны следует постепенно избавляться, и этот процесс неизбежен.

С позиций реализма

Международная военно-политическая обстановка ознаменовалась на стыке XX и XI столетий возникновением новых факторов, носящих дестабилизирующий характер. Их возникновению и прогрессированию мы обязаны, в первую очередь, тому обстоятельству, что после развала Советского Союза, следствием которого стала ликвидация организации Варшавского Договора, двухполюсная система мироустройства прекратила свое существование. Такая причина появления новых факторов вполне очевидна.

Самыми опасными из них являются попытки действовать без учета существующих в современном мире механизмов, которые призваны обеспечивать международную безопасность (ООН и ОБСЕ прежде всего). Тревогу вызывает т.н. гуманитарное вмешательство — скрывающиеся за изящной формулировкой грубые военно-силовые акции, которые реализуются без одобрения Совета Безопасности ООН и неприкрыто игнорируют нормы и главные принципы международного права.

Сегодня некоторые государства позволяют себе нарушать международные соглашения и договоренности, связанные с вооружением и демилитаризацией. Кроме того, все чаще наблюдаются попытки использовать в целях экспансии, агрессии средства и технологии «нового поколения» — информационные, нетрадиционные и т.п. Последствия таких действий проявляются не сразу, они отсроченные, но от этого не перестают быть менее опасными.

Увы, это реалии сегодняшнего дня, и новая государственная военная доктрина России их учитывает, давая им объективную оценку. В ней озвучены и другие факторы, дестабилизирующие в последнее время военно-политическую обстановку. Это движения, структуры экстремистского, террористического, сепаратистского, национально-этнического, религиозного толка. В качестве примера можно привести Освободительную армию Косово, которая сыграла немаловажную роль в развитии в Югославии национально-этнического кризиса. По сути, именно эта организация спровоцировала агрессию блока НАТО, прикрытую изящной формулировкой "гуманитарная интервенция".

Не менее красноречивой иллюстрацией деструктивного характера деятельности подобных структур являются чеченские вооруженные бандформирования, получающие мощную поддержку в лице международного терроризма. Чеченские боевики поставили себе целью создать отделившееся от России моноэтническое независимое государство. Однако есть у них и более далеко идущие планы — включить в его состав весь Кавказ, тем самым основав "Великий Халифат".

Действующие на территории Юго-Восточной Азии, Китая группировки сепаратистской экстремистской направленности, афганское движение талибов — явления того же порядка. Набирает силу опасная тенденция, при которой воинствующий сепаратизм, экстремизм национально-этнического толка, религиозный радикализм, с одной стороны, и организованная преступность международного масштаба, терроризм, нелегальный оборотом наркотических веществ и оружия — с другой, сливаются, становятся единым целым.

Согласно военной доктрине, в число главных внешних угроз России входят вмешательство в вопросы внутренней политики, территориальные претензии, ущемление и игнорирование государственных интересов, попытки противодействия упрочению России как страны, являющейся одним из авторитетных центров мира с многополюсным устройством. В числе угроз упоминается постепенное увеличение военных группировок, которое может привести к нарушению равновесия. В первую очередь это относится к группировкам, дислоцирующимся у границ России и государств-союзников, на морях, которые прилегают к их территориям. Опасность таят в себе очаги вооруженных конфликтов; расширение военных альянсов, несущих в себе угрозу для военной безопасности нашей страны и ее союзниц.

Таким образом, в военной доктрине России отражено принципиальное негативное отношение к политике расширения НАТО на Восток, неприятие стремления блока приблизиться к российским границам. Принципиально осуждается стратегия НАТО в отношении попыток освоения с военно-политической точки зрения отдельных стран, входивших ранее в виде республик в состав Советского Союза.

Последние годы ознаменовались появлением качественно новых угроз. В доктрине говорится о том, что в некоторых странах формируются, подготавливаются и оснащаются всем необходимым вооруженные структуры, предназначенные для разворачивания активных действий в Российской Федерации и странах, являющихся ее союзниками. На практике примером воплощением подобной угрозы является чеченский криминально-террористический анклав, который получает всестороннюю внешнюю подпитку. В отдельных государствах проходят профессиональную подготовку иностранные наемники, впоследствии нелегальным путем попадающие в Россию и принимающие участие в боевых действиях на стороне террористических формирований.

Сегодня ряд новых угроз пополнился разнообразными акциями — информационными, информационно-психологическими, информационно-техническими, которые носят откровенно враждебный характер и осуществляются в ущерб военной безопасности нашей страны, а также государств-союзников. Примером ее реализации можно считать "информационные", "культурные" чеченские центры, действующие в некоторых иностранных государствах. За благовидной вывеской скрываются структуры, чья политика имеет ярко выраженную антироссийскую направленность. Благодаря деятельности подобных «культурных» организаций чеченские бандитские и террористические группировки получают в свое распоряжение деньги, оружие и хорошо обученных наемников.

Последние годы ознаменовались превращением в реальные тех угроз, которые ранее считались только гипотетическими. Связаны они с тем, что в иностранных государствах (в первую очередь это касается стран — бывших союзных республик) интересы российских граждан попираются, их лишают свобод, ограничивают в правах.

К внутренним угрозам военная доктрина относит попытки свержения конституционного строя насильственным путем, противоправную деятельность организаций террористического, экстремистского национально-этнического, религиозно-сепаратистского толка, которые ставят своей целью дестабилизировать обстановку внутри страны, разрушить территориальную целостность и государственное единство. Здесь же можно говорить о создании, подготовке, об оснащении, осуществлении деятельности нелегальных вооруженных группировок; незаконном распространении оружия и боеприпасов, а также взрывчатых веществ и др. на территории страны.

Россия убеждена, что в целях отражения внутренних и внешних угроз задействование всех военных ресурсов государства, включая Вооруженные Силы, является вполне обоснованным и правомерным. При этом их применение должно полностью соответствовать задачам государственной военной безопасности (в рамках возможностей национальной экономики).

Не допустить войны — основная задача

В международном праве оговаривается целая система сбалансированных между собой принципов, на которых основывается миропорядок. Это суверенитет государств, нерушимость границ, территориальная целостность, невмешательство во внутренние дела, уважение прав человека, суверенное равенство, неприменение силы либо угрозы силой, справедливость, взаимность, сотрудничество. Если хотя бы одна из этих фундаментальных основ будет устранена, это грозит разрушением всей системы и дестабилизацией мирового сообщества.

Тем не менее, согласно новой стратегической концепции НАТО, объединенные вооруженные силы блока могут быть произвольно применяться на основании "внутренних процедур", вне зоны ответственности альянса, и санкция Совета Безопасности ООН для этого не требуется.

Чтобы не допустить развития событий по подобному сценарию, новая военная доктрина предусматривает блок определенных установок. Позиция России обозначена вполне четко: все попытки обойти механизмы, обеспечивающие международную безопасность в современном мире, ослабить их влияние (в первую очередь речь идет об ООН и ОБСЕ) являются неприемлемыми и недопустимыми — равно как и произвольное "гуманитарное вмешательство", на самом деле являющееся военно-силовыми акциями.

Потенциальную угрозу всех действий, направленных на девальвирование, ослабление существующей системы, удаление из числа ее элементов базовых (к примеру, Договор по ПРО 1972 г.) нельзя сбрасывать со счетов и недооценивать. При ратификации Договора СНВ-2 российская сторона исходила именно из этого посыла. Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний также был ратифицирован, чтобы придать нераспространению ядерного вооружения и средств его доставки универсальный характер.

О том, что российская военная политика ориентирована на предупреждение вооруженных конфликтов и войн, свидетельствует система принципов, обеспечивающих военную безопасность. Примером может служить сотрудничество в сфере оборонной политики с Республикой Беларусь, осуществляемое в этих целях. Обе стороны взаимно согласовывают мероприятия, относящиеся к военному строительству. Приоритетное значение имеет для России упрочение в рамках СНГ системы коллективной безопасности, созданную и развивающуюся на основе Договора о коллективной безопасности.

В числе имеющих большое значение мер можно назвать подготовку системы, предусматривающей перевод на условия военного времени Вооруженных Сил и других войск, включая их мобилизационное развертывание. Немалую роль играет разработка системы заблаговременно осуществляемого перевода промышленных предприятий на производство военной продукции, а также подготовки к ведению обороны (территориальной и гражданской) органов власти, государственного управления.

Не обойдены вниманием и меры, направленные на то, чтобы защищать принадлежащие РФ объекты и сооружения, находящиеся в космосе, Мировом океане, на территориях, принадлежащих другим странам. Предусмотрена защита судоходства, различных видов деятельности (в частности, промысловой), осуществляемых как в прилегающих морских зонах, так и в отдаленных зонах Мирового океана. В центре внимания — государственная граница (включая воздушное пространство и подводную среду); исключительная экономическая зона и континентальный шельф и их природные ресурсы. Также предусмотрена в случае необходимости поддержка политических акций, проводимых государством, в виде обеспечения военно-морского присутствия и различных мероприятий, носящих военный характер.

Любая агрессия неприемлема

Российская Федерация обеспечивает собственную военную безопасность, используя все силы и ресурсы, которыми располагает. Реалии современного мира дают основания считать необходимым иметь ядерный потенциал, позволяющий в любых условиях складывающейся обстановки гарантированно нанести заданный ущерб государствам или их альянсам, которые выступают в роли агрессора. Согласно военной доктрине, имеющееся в распоряжении Вооруженных Сил России ядерное вооружение представляет собой фактор, который сдерживает возможную агрессию, обеспечивает военную безопасность нашей страны и государств, являющихся союзниками России, способствует сохранению на планете мира и стабильности.

Система установок, затрагивающих принцип сдерживания, и в России, и за ее пределами стала предметом бурного обсуждения. Статус ядерной державы должен быть сохранен ради того, чтобы не допустить агрессии, поддержать стабильность в отношениях между державами. Россия придерживается принципа "негативных гарантий" использования ядерного вооружения и отрицает свою приверженность формуле неприменения первыми ядерного оружия. Она превратилась по своей сути в популистскую и идеологизированную, и, к слову сказать, США, Франция и Великобритания в свое время так и не сочли нужным к ней присоединиться.

Связанные с ядерным оружием основные установки российской военной доктрины полностью отвечают принципиальным, главным интересам государства и вполне согласуются с обязательствами перед другими странами. Они не несут никакой угрозы остальному миру, не затрагивают чужую безопасность и не нарушают равновесие. Если они и представляют для кого-то опасность, так это для стран — потенциальных агрессоров, поскольку содержат вполне прозрачное предупреждение. Россия без обиняков и двусмысленностей, дающих простор разночтениям и спекуляциям, дает понять, что считает себя вправе применить ядерное оружие, если против нее самой или против стран-союзников будет использовано ядерное оружие и оружие массового уничтожения других видов. Также оно может быть применено, когда для национальной безопасности России создается критическое положение, связанное с применением другими странами обычного оружия в ходе крупномасштабной агрессии. Если резюмировать эти положения другими словами, то в сфере применения ядерного оружия Россия придерживается такого принципа: если в ее адрес не допускается агрессия, то и для применения ядерного оружия нет оснований.

В числе первостепенных задач по обеспечению государственной военной безопасности, по созданию и подготовке военной организации России можно назвать дальнейшее планомерное и сбалансированное совершенствование всей совокупности сил, призванных сдерживать агрессию. В первую очередь, здесь можно говорить об оснащении, комплектации, качественной подготовке, поддержании в постоянной боевой готовности всех структур сил общего назначения, которые позволяют им выполнять свои функции по сдерживанию, а также участию в боевых действиях во время вооруженных конфликтов и локальных войн. Иллюстрацией того, что данная установка систематично и последовательно воплощается в жизнь, может служить контртеррористическая операция на Северном Кавказе, во время которой входящий в Объединенную группировку ограниченный контингент российских войск сработал эффективно, на высоком профессиональном уровне.

Государственная военная доктрина определила и направления, в которых потенциал сдерживания, включая ядерное, будет развиваться в будущем. В первую очередь, здесь можно говорить о перспективе СНВ-З и последующих за ним договоров, предусматривающих присоединение к ним всех государств, которые обладают ядерным вооружением. Предполагается и далее повышать эффективность государственного и военного управления, улучшать военно-экономическую, информационную обеспеченность. Большое внимание будет уделяться комплектованию и уровню подготовки кадров, военному образованию, военной науке, совершенствованию боевой и оперативной подготовки и воспитания военнослужащих. Государство намерено продолжить проводить политику, направленную на то, чтобы престиж военной службы в обществе повышался.

Действуя на основе партнерства…

Если политика того или иного государства не вступает в противоречие с Уставом ООН и не причиняет ущерба национальным интересам Российской Федерации и ее безопасности, то оно может выступать в роли ее партнера. Это принцип, на котором Россия выстраивает отношения с другими странами в стратегически важной области — военной безопасности. В понятие партнерства, с точки зрения России, входит, по меньшей мере, три ключевых понятия: равноправие, добрососедские отношения, сотрудничество, приносящее обоюдную выгоду.

Практика свидетельствует о том, что крайне далека от партнерских отношений политика НАТО, которое принимает ключевые решения без учета принципиальных позиций российской стороны, не считается с ее национальными интересами. Кроме того, основные положения Основополагающего акта Россия — НАТО откровенно игнорируются Североатлантическим альянсом.

Перспектива возобновления полноценного партнерства с НАТО реальна лишь в том случае, когда будет безоговорочно соблюдено условие равноправия, которое должно быть реальным, а не просто декларируемым. Стороны должны иметь равные права, когда им предстоит давать оценку связанным с безопасностью кризисным ситуациям, когда необходимо вырабатывать и принимать ключевые решения в сфере безопасности. Реализация совместных решений также должна быть согласована и скоординирована партнерами.

Это и есть, по сути, сверхидея устройства мира на основе многополярности. Россия неуклонно добивается того, чтобы постепенно формировалась и укреплялась именно такая модель международных отношений. Именно она может послужить гарантией того, чтобы люди жили в мире и безопасности, при условии, что все державы выступают в качестве равноправных партнеров, руководствуясь Уставом ООН.

Государственная военная доктрина подчеркивает, что для России являются приоритетными такие способы недопущения, локализации и нейтрализации различных угроз глобального и регионального уровня, которые основаны на невоенных средствах — дипломатических, политических и др. Если их использование оказалось неэффективным, то в целях сохранения мира и стабильности может применяться и военная сила. Однако ее использование является правомочным, только если она действует в контексте решений, принятых Советом Безопасности ООН и, разумеется, руководствуясь Уставом ООН. Правомерной целью применения Вооруженных Сил России, согласно военной доктрине, являются операции, нацеленные на поддержание и восстановление мира, стабилизацию сложившейся обстановки, на разведение противодействующих сторон, создание условий, делающих возможным справедливое урегулирование мирным путем. Миротворческую деятельность российские Вооруженные Силы разворачивают самостоятельно либо осуществляют ее, входя в состав международных объединений.

Партнерские отношения немыслимы без такой составляющей, как сотрудничество стран в военной и военно-технической областях. Как свидетельствует российская доктрина, это взаимодействие осуществляется на основании собственных национальных интересов; в его основе лежит необходимость проводить мероприятия, обеспечивающие военную безопасность, сбалансированно.

Осуществление деятельности в данной области представляет собой государственную, и только, прерогативу. Главное направление развития военного и военно-технического сотрудничества — это участники Договора о коллективной безопасности в рамках СНГ. Обусловлено это потребностью объединить усилия стран-участниц для того, чтобы сформировать единое оборонное пространство и обеспечить коллективную военную безопасность.

Все вышеперечисленное и есть основные ключевые моменты, содержащиеся в новой государственной российской военной доктрине. Благодаря ей появляется основа для того, чтобы все ветви и органы государственной власти и управления, все общество и отдельные граждане вместе, скоординированно и согласованно работали. Целью этой совместной деятельности является сосредоточение всех ресурсов и средств для решения задач по обеспечению национальной военной безопасности.

Вне всяких сомнений, военную доктрину можно назвать эффективным инструментом, позволяющим на практике реализовать защиту государственных интересов, а также сохранять в отношениях между народами стабильность, поддерживать мир во всем мире.



Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






охрана во Фрянове
Охранные усл. во Фряново


Ремонт квартир и офисов
Ремонт квартир и офисов


Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
Доставка воды



Рейтинг@Mail.ru