щёлковский край
 

Угрозы европейской безопасности: существующие и потенциальные.


Чугунов В.С.
кандидат военных наук, член Академии геополитических проблем

Обстановка в мире и основных его регионах складывается под воздействием исключительно сложного и динамичного процесса, в основе которого лежит глобализация мировой экономики и связанный с ней пересмотр всей системы международных отношений.

Поэтому, нельзя с полной уверенностью констатировать, что после террористических актов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне спектр угроз глобальной и региональной, в том числе и европейской безопасности, полностью изменился. На наш взгляд, ввиду сохраняющегося стремления отдельных стран, народов, политических, религиозных и иных группировок, а также отдельных личностей к достижению своих целей любыми способами, он получил свое дальнейшее расширение, пополнился новыми, ранее считавшимися потенциальными, угрозами.

Среди источников существующих и потенциальных угроз можно выделить:

  • различные действия одних государств, их коалиций, а также отдельных негосударственных группировок, направленные на нарушение территориальной целостности других государств, в том числе с использованием межэтнических, межконфес-сиональных и других внутренних противоречий, на удовлетворение территориальных, политических и экономических претензий со ссылками в отдельных случаях на отсутствие четкого договорно-правового оформления межгосударственных границ;
  • действия одних стран, направленные на подрыв и сдерживание интеграционных процессов в других странах, на ослабление связей с другими государствами в районах традиционного сотрудничества;
  • нарушения прав и свобод национальных меньшинств, проживающих в сопредельных государствах, приводящие к нарастанию напряженности и неуправляемым миграционным процессам;
  • политика "двойных стандартов;
  • действия одних стран, направленные на вытеснение других с международных рынков сбыта промышленной продукции и современных технологий, из международных финансовых и политико-экономических структур.

    В последнее время возникли относительно новые источники внешних угроз в виде международного терроризма и организованной преступности, наркобизнеса, контрабанды оружия и военной техники, опасности экологических катастроф, которые требуют адекватных реакций.

    Говоря о военных угрозах евробезопасности, хотелось бы, в первую очередь, отметить такое, пока маргинальное, но уже масштабное явление, как рост международной организованной преступности, порождаемой нарастающим процессом глобализации всех сфер жизни и деятельности мирового сообщества. Организованные преступные группировки имеют четкую организационную структуру, дисциплину и уровень вооружения и оснащения, подчас превосходящие военные потенциалы государств. Их сращивание с элементами исполнительной и законодательной власти, с местными криминальными структурами, проникновение в сферу управления банковским бизнесом, крупными производствами, торговыми организациями и товаропроводящими сетями является потенциальным источником возникновения вооруженной опасности как для отдельных государств, так и всеобщей безопасности.

    Говоря о непосредственно военных угрозах, хотелось бы выделить такое явление, как международный терроризм, который после известных событий 11 сентября, перешел из разряда потенциальных угроз безопасности государства в разряд непосредственных.

    Международный терроризм всегда создавал опасность для общества. Ныне угроза терроризма возрастает. Методы и способы действий террористов совершенствуются, все шире используются последние достижения науки и техники, новые средства связи. Есть реальная опасность применения террористами ядерных, химических и биологических средств, примером чего явились почтовые отправления со спорами сибирской язвы.

    Широко развивается сеть террористических организаций в самых различных странах. Интеграция мирового сообщества, расширение экономических и иных связей между государствами, возрастание миграционных потоков и либерализация пограничного контроля открывают для террористов дополнительные возможности. В целях террора используются религиозный и иной фанатизм, нищета и отсталость определенных слоев населения.

    По данным экспертов в настоящее время в разных странах мира действуют около 100 крупных террористических организаций, поддерживающих между собой постоянные контакты. Примеры Афганистана, Таджикистана, Косова, Чечни показывают, что современный терроризм способен вести диверсионно-террористическую войну, участвовать в масштабных вооруженных конфликтах. Терроризм превратился в весьма прибыльный бизнес глобального масштаба с развитым "рынком труда" и приложением капитала.

    К данной проблеме уже приковано внимание влиятельных международных организаций и отдельных стран. Так, в Хартии европейской безопасности, принятой 19.11.1999 года подчеркнуто, что международный терроризм представляет все большую угрозу безопасности и, во всех его формах и проявлениях, чем бы он ни мотивировался, остается совершенно неприемлемым.

    Однако, международному сообществу по различным причинам, до сих пор не удалось выработать общепринятого правового определения международного терроризма. Его отсутствие не позволяет создать международно-правовой основы эффективного коллективного противодействия этой угрозе. Возможно, что ряд государств не желает связывать себя твердой формулой с целью использования этого явления как средства достижения далеко идущих политических целей. Так, до 11 сентября в некоторые европейские страны оказывали скрытую государственную поддержку терроризму, предоставляли свою территорию для размещения штаб-квартир террористических, религиозных экстремистских организаций и их тренировочных лагерей.

    Рассматривая причины все более широкого распространения международного терроризма, важно иметь в виду весь комплекс взаимообусловленных факторов, среди которых ведущее место занимают всеобщие процессы глобализации, в различной форме затронувшие практически все государства мира, а также явно выраженная тенденция развития однополюсной системы внешнеполитических отношений, маргинализация и обнищание значительной доли населения планеты и другие.

    Вследствие того, что террористические акты на этот раз имели наиболее разрушительный характер, по сравнению со всеми предыдущими, совершены вызывающе дерзко против единственной сверхдержавы, их последствия не могли не оказать существенного воздействия на военно-политическую обстановку в мире, изменение характера угроз безопасности России, других государств Европы, на их способность обеспечивать защиту собственных национальных интересов.

    Уязвимость США может стать уроком для одних, но и стимулом для других организаций и отдельных лиц, стремящихся достичь собственных целей террористическими методами.

    В современных условиях стабильность и безопасность существования любого государства все больше зависит от стабильности и безопасности других, поэтому внешние угрозы национальной безопасности Российской Федерации, как евразийской стране, не могут рассматриваться вне связи с проблемой обеспечения евробезопасности.

    Тем не менее, хочется надеяться, что события 11 сентября помогут США и их партнерам окончательно отойти от подсознательных стереотипов, отбросить иллюзии, по-новому взглянуть на существующее положение вещей, прийти к общему пониманию угроз всеобщей и региональной безопасности и выработать такой комплекс международно-правовых и военных мер, которые бы в равной степени учитывали безопасность всех стран, позволили бы адекватно реагировать на новые вызовы и угрозы.

    Вышеупомянутые угрозы, а также противоречивость современного мира, основными чертами которого являются глобализм и регионализм, роскошь и нищета, интеграция и дезинтеграция, сотрудничество и конфронтация - факторы, которые останутся, вероятно, характерными чертами международной обстановки в обозримом будущем, являются благодатной почвой для международного терроризма и обусловливают возникновение все новых конфликтных ситуаций, большая часть которых характеризуется тенденцией разрастания внутренних конфликтов.

    Не станем пытаться вскрыть все движущие и способствующие развитию терроризма и этих конфликтов силы - это не предмет данной статьи. Заметим лишь, что без внешней поддержки они вряд ли имели бы перспективы эскалации, как во времени, так и в пространстве.

    Целесообразно подчеркнуть, что, с одной стороны, именно внутригосударственные конфликты способствовали увеличению количества операций по принуждению к миру. С другой стороны, проведение подобных операций, проводимых даже без санкции ООН, стало фактом благодаря не только стремлению отдельных стран и групп стран к миру и стабильности, но и наличию у них небескорыстных интересов в охваченном военным конфликтом регионе.

    Во многом подобными интересами можно объяснить рост популярности подобного рода миротворчества. Представляется, что это направление не имеет большой перспективы. Прежде всего, потому, что является попыткой управления не кризисом, а уже состоявшимся вооруженным конфликтом, войной, по сути дела. Что намного сложнее, ибо, как говорил в свое время К. Клаузевиц, начавшаяся война имеет свою логику. Действия сторон в ней развиваются, чаще всего, вопреки всякой логике.

    Кризис, как известно, это состояние, когда исход развития конфликтных отношений еще не предопределен. И задача управления состоит в том, чтобы конфликтные отношения завершились благополучным исходом, а не применением военной силы для достижения политических целей.

    Альтернативы этому нет, ибо Европа не приспособлена к новым войнам на своей территории: около двух сотен атомных реакторов, множество химических предприятий, нефте- и газохранилища, гидросоооружения, заполненные миллиардами кубометров воды, невиданная прежде концентрация населения в мегаполисах - каждый из этих объектов в условиях войны - цель для поражения, а следствие - экологическая катастрофа.

    О последствиях можно судить даже на примере Югославии, где военные действия со стороны НАТО строго контролировались, а вооруженный конфликт, благодаря пассивности сербов, шел по разработанному сценарию, то есть был управляемым. И, несмотря на это, экологические, экономические и социальные последствия для региона в целом трагичны. А политические цели операции по принуждению к миру со стороны НАТО (которая проводилась без санкции ООН и может расцениваться как агрессия против суверенного государства) - главной из которых провозглашалось обеспечение стабильности в регионе - не достигнуты.

    Более того, вместо локализации и нейтрализации конфликта между косовскими албанцами и федеральными властями Югославии мы наблюдаем пространственную эскалацию вооруженного конфликта за счет вовлечения в него новых районов Сербии и Македонии.

    Итак, основными задачами при решении проблемы обеспечения мира и стабильности в Европе необходимо считать следующие.

    Во-первых, - освоить искусство предотвращать чреватые вооруженными столкновениями конфликтные ситуации.

    Превентивное действие, причем раннее превентивное действие, представляется наименее сложным, наиболее гуманным и наиболее эффективным по соотношению затрат действием международного сообщества.

    Поучителен следующий пример. В октябре 1991 г. некоторые политические деятели предлагали мировому сообществу положить на стол переговоров 5 млрд. долларов в качестве стимула для существенного смягчения позиций всех сторон югославского конфликта. Однако, эта идея была отвергнута даже без рассмотрения.

    В результате, только США, согласно официальным данным, потратили 22 млрд. долларов на урегулирование серии кризисов на Балканах. А общие оценки затрат международного вмешательства в Боснии до и после Дейтонских соглашений (помощь беженцам и перемещенным лицам как внутри Боснии, так и за ее пределами, помощь находящемуся в блокаде местному населению, операция по поддержанию мира, операции НАТО в 1995 г., постконфликтная стабилизация и восстановление как военное, так и гражданское, прямая помощь неправительственных организаций и т.д.) привели к цифре в 71-80 млрд. долларов США. Оценка стоимости этого конфликта, кроме того, для международного сообщества, даже если не принимать во внимание людские страдания, потерю имущества, длительные сроки, необходимые местному населению для возвращения к нормальной жизни, должна также включать и многие годы, которые потребуются для оказания военной и гражданской помощи.

    Возрастающее признание концепции предотвращения конфликтов, что продемонстрировали состоявшиеся в ноябре 2000 г. в СБ ООН дебаты по этому вопросу, стало одним из последствий изменения моделей конфликтов - преобладание внутренних над межгосударственными и возрастанием угрозы международного терроризма.

    Обострение проблем внутренних конфликтов и международного терроризма также подкрепляет мнение о том, что корни организованного насилия - бедность, социально-экономическое неравенство, неэффективность управления - могут быть идентифицированы за счет хорошо отлаженной системы мониторинга и стать предметом усилий как внутренних, так и внешних участников.

    Вместе с тем, накопленный уже в достаточном количестве опыт свидетельствует о том, что для предотвращения конфликтов международному сообществу нужны не столько раннее предупреждение, сколько достаточная политическая воля и соответствующие инструменты.

    Речь идет, прежде всего, об организованной превентивной дипломатии по линии ОБСЕ. Ее главная задача состоит в разработке конкретных мер профилактической политики, ясно сформулированных и применимых на практике.

    К первоочередным из этих мер следует отнести недопущение оказания материальной, финансовой помощи и поставок оружия в конфликтогенные районы. К сожалению, решить в полной мере эту задачу на сегодня не удалось, несмотря на понимание ее важности.

    Во-вторых, необходимо научиться управлять кризисными ситуациями, не доводя дело при этом до прямого вооруженного насилия с чьей - либо стороны: как двух конфликтующих, так и третьей - миротворческой. Представляется, что эта задача пояснений не требует. О возможных негативных последствиях масштабного вооруженного столкновения в Европе было уже сказано. Сложнее обстоит дело с предотвращением проявлений экстремизма и возможных террористических актов.

    При решении данной проблемы наиболее важным и сложным моментом является искусство сочетания невоенных мер с непрямым применением вооруженных сил с целью своевременной демонстрации готовности и решимости, при необходимости, военного вмешательства со стороны международного сообщества в лице, например, ОБСЕ для принуждения к миру действующей вопреки международному праву стороны.

    Роль информационного обеспечения как первой, так и второй задачи в настоящее время становится всем понятной и в достаточной степени освоена, особенно на Западе. Останавливаться на этом нет необходимости.

    Военная сила в нынешних условиях осуществляется в иных формах, чем война. К ним можно отнести:

  • операции по поддержанию мира, а порой и элементарного порядка в ряде стран (установление мира, строительство мира, поддержание мира и, наконец, принуждение к миру, как форма прямого вооруженного вмешательства);
  • операции по борьбе с международным терроризмом, наркобизнесом, контрабандой и иными формами организованной преступности;
  • операции по обнаружению, ликвидации и разоружению незаконных вооруженных формирований, по охране от преступных посягательств на нормальное функционирование основных транспортных артерий и продуктопроводов;
  • операции по эвакуации населения из горячих районов;
  • операции по оказанию гуманитарной помощи государствам, народам в зонах конфликтов и стихийных бедствий;
  • операции по контролю, разграничению и наблюдению за конфликтующими сторонами и достижению политического урегулирования;
  • оказание военной помощи дружественным суверенным государствам по охране границ;
  • операции по контролю за оружием и др.

    Разумеется, что наряду с военной силой в этих мероприятиях активно используется весь арсенал дипломатических, экономических, гуманитарных и иных средств.

    Особо следует подчеркнуть тот факт, что миротворчество требует надежной международной правовой базы, высокой моральной авторитетности политического субъекта, под эгидой которого оно осуществляется. В ином случае оно может легко превратиться в завуалированную форму прямого вооруженного вмешательства во внутренние дела суверенного государства. Миротворческие операции, предполагающие вмешательство военной силы во внутренние дела суверенного государства, вне всякого сомнения, должны осуществляться с санкции универсальной международной организации, такой как ООН. Ни НАТО, ни ЕС на такую роль претендовать не могут.

    Не является ли победой в современных условиях недопущение вооруженного столкновения и сохранение мирных условий развития отношений между различными субъектами политики? Естественно, что залогом этой победы все равно служит вполне реальная сила государства, в том числе и военная ее составляющая. К сожалению, при возникновении принципиальных проблем мало кто считается со слабыми. Формула Г. Гроция "si vis pacem para bellum" ("хочешь мира - готовься к войне") приобретает в этом контексте несколько иное звучание, поскольку достаточная военная сила, наряду с другими средствами, обеспечивает той или иной стране выгодные позиции и реальные преимущества на двухстороннем, региональном и глобальном уровнях.

    По мере развития системы международной безопасности и международного права, возрастания значения общественных движений и организаций, а также СМИ, объективно снижается роль и значение функции политического давления на другие государства, межгосударственные отношения, систему внутриполитических связей.

    Анализ терроризма как одной из актуализирующихся угроз в современных условиях наглядно демонстрирует необходимость дальнейшей эволюции взглядов и доктринальных установок различных государств по этому вопросу по мере его развития как явления и по мере того как это явление получает все большее распространение. В этих условиях опыт одних государств по борьбе с ним должен немедленно становиться достоянием других.

    Еще одним элементом из арсенала военных угроз, который требует внимания в плане совершенствования подходов к их предотвращению, является неконтролируемое распространение оружия массового поражения. На посвященной этой проблеме совместной пресс-конференции Министров обороны России и США С. Иванова и Д. Рамсфелда в Кремле 3 ноября 2001г. было заявлено, что "наличие доступа к видам оружия массового уничтожения выходит на первый план и приобретает особое значение в решении проблемы терроризма. Это признают и понимают обе наши страны".

    Проблема неконтролируемого распространения оружия массового поражения после терактов в токийском метро, рассылки в США и некоторых других государствах по почте зараженных спорами сибирской язвы писем, появления слухов о приобретении Бен Ладеном ядерного оружия заставила политиков и военных взглянуть на нее под другим ракурсом. И стало видно, что внутренняя нестабильность в некоторых ядерных государствах (пример -Пакистан) создает возможность для овладения ядерным арсеналом преступными и безответственными фанатиками. А это влечет за собой не мнимую, а вполне реальную угрозу многим и многим тысячам людей в различных государствах. Распространение ядерного оружия, тем более его "расползание", не менее опасно, чем терроризм. Поэтому необходима консолидация усилий не только всех ядерных держав, но и всего мирового сообщества. Возможная передислокация ядерного оружия (Польша уже объявила о его возможном, в случае если НАТО сочтет необходимым, размещении на своей территории) должна стать предметом озабоченности не только России, но и всей Европы. Способы недопущения подобных ситуаций нужно искать сообща.

    Становится очевидным, что замкнутые военные организации типа НАТО, Американо-Японского и Американо-Южнокорейского союза, которые уже в мирное время разделяют государства по принципу "кто не с нами, тот против нас", не решают задачи обеспечения безопасности всех государств и каждого из них в отдельности перед лицом новых вызовов и угроз. О том, что условия для окончательного устранения этих разделительных, характерных для ушедшего столетия барьеров созрели и понимание этого приходит во все большее количество государств, мы говорили ранее.

    Говоря о НАТО, расширение которого нами всегда воспринималось как угроза, следует отметить следующее. Если, по мнению руководства блока, угрозы безопасности кардинально изменились и Россия более не угрожает альянсу, то в настоящий момент наиболее приемлемыми установление более тесных контактов России как с блоком в целом, так и его отдельными членами на фоне трансформации военно-политических целей НАТО. Изоляция России от процесса формирования новой структуры европейской безопасности, определение ей второстепенной роли не будет способствовать созданию по настоящему действенной системы, способной обеспечить стабильность и безопасность не только в Европе, но и в мире в целом.

    С учетом сказанного, есть основание полагать, что проблема поиска и обсуждения путей и способов применения комплексных мер предотвращения текущих и потенциальных угроз становится все более актуальной. Ясное понимание необходимости данного подхода к обеспечению безопасности в наступившем столетии, а также - насколько он адекватен новым вызовам миру и стабильности, должно быть осознано политическим и военным руководством различных стран.

    В-третьих, обеспечить строгое исполнение принципов международного права при возникновении необходимости в проведении операции по принуждению к миру.

    Практика "балканских кризисов" со всей очевидностью подтверждает, что в качестве главной цели при этом следует определять обеспечение мира и стабильности в регионе, а не предотвращение не совсем понятных "гуманитарных катастроф" и, тем более, не реализация своекорыстных, эгоистичных интересов самого "третейского судьи".

    В условиях превалирования внутригосударственных конфликтов и увеличения масштабов внешнего вмешательства в эти конфликты со стороны региональных организаций и многонациональных коалиций государств обозначились и некоторые иные проблемы, например, неукоснительное соблюдение "миротворцами" принципа беспристрастности.

    Степень беспристрастности иностранных сил нужно оценивать в тесной увязке с тем, какой мир они пытаются установить. Вмешательство в Косово в достаточной степени иллюстрирует эту проблему и указывает на еще одну: проблему легитимности и прозрачности миротворческих операций. Такие операции от имени международного сообщества, а особенно - проводимые без санкции ООН - чреваты двусмысленностью.

    Вполне понятно, что для решения задач предотвращения в интересах управления кризисами важны и невоенные и военные меры, но при приоритетном использовании первых. Полученный опыт все больше убеждает нас в том, что военная сила, в случае принятия решения о ее применении, призвана решить "вспомогательную" задачу. Этот принцип практически реализован в военной доктрине России, в которой говорится, что главной целью применения военной силы в вооруженных конфликтах является локализация очага напряженности и прекращение военных действий на возможно более ранней стадии, в интересах создания предпосылок для урегулирования конфликта мирными средствами.

    В наше время больше, чем когда-либо в прошлом, очевидна неделимость мира. Угроза одному государству легко распространяется в направлении угрозы для всех. Поэтому необходимы поиск коллективных средств предупреждения и преодоления кризисов, постоянный диалог и тесное сотрудничество.

    Его основными направлениями могли бы стать:

    1. Дальнейшее укрепление полномасштабного и всестороннего сотрудничества России с Великобританией и Францией; институализация постоянного политического диалога между нашими странами. Особое значение имеет достижение взаимопонимания между ними и США по комплексу вопросов, связанных с развитием ситуации в Центрально-Азиатском регионе на взаимовыгодных условиях; введение в практику регулярных консультаций на уровне генеральных штабов; осуществление комплекса мер, направленных на превращение традиционного ислама в Центральной Азии в союзника по борьбе с терроризмом и экстремизмом.

    2. Координация усилий России, Великобритании и Франции по оказанию гуманитарной помощи Афганистану.

    3. Решение проблемы оборота наркотиков, торговли оружием и другие.

    Важная задача Европейского сообщества - разрешение застарелых проблем, связанных с безопасностью и стабильностью на Балканах, Кипре, распутывание ближневосточного и кавказского узлов противоречий, изменение характера отношений и поиск новых путей сотрудничества между Россией и НАТО.

    В перспективе должна возрастать роль Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. ОБСЕ имеет всеобъемлющий характер; к тому же понятие безопасности включает не только военный и политический аспекты, но и гуманитарное измерение. Необходимо учитывать и накопленный ОБСЕ опыт по поддержанию мира и разрешению конфликтных ситуаций.

    Поскольку политико-дипломатические средства в предупреждении вооруженных конфликтов, проявлений экстремизма и терроризма выходят на передний план, важное значение приобретают укрепление институтов ОБСЕ и ООН, создание такого правового механизма, когда без санкции этих организаций невозможным было бы принятие силовых решений кем бы то ни было.



    Щёлковский район   Край родной   Справочник организаций   Евразийский вестник






  • охрана во Фрянове
    Охранные усл. во Фряново


    Ремонт квартир и офисов
    Ремонт квартир и офисов


    Доставка воды: Архыз и Аква Премиум
    Доставка воды



    Рейтинг@Mail.ru